Mikhail Lermontov
The Dream

The glen of Daghestan, at noon, was hot and gleaming;
I lay on sand with lead sent to my heart,
My deadly wound was deep and easily steaming;
And, drop by drop, was oozing out blood.

I lay on sand of this small glen, alone;
High cliffs surrounded my motionless head.
The sun was scorching their yellow stone
And scorching me; but I was sleeping, dead.

And I daydreamed of homeland and evening:
A feast was glittering with celebrating lights;
Young women, garlanded with flowers, were sitting,
With gaily talk about me all night.

But one of them sat there, sunk in musing,
Not taking part in this light-hearted talk,
Her youthful soul, the world of real loosing,
In jungles of dreams sorrowfully walked.

She dreamed of Daghestan: the glen was hot and gleaming —
And someone, familiar, lay on the ground, dead,
The fatefull wound was black and easily steaming,
And cooling blood was spreading on the sand.

Translated by Yevgeny Bonver

Михаил Лермонтов
Сон

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая ещё дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.

Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их жёлтые вершины
И жгло меня — но спал я мёртвым сном.

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шёл разговор весёлый обо мне.

Но в разговор весёлый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа её младая
Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди дымясь чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струёй

Перевод стихотворения Михаила Лермонтова «Сон» на английский.
>