Alexander Pushkin
Elegy

Of madness years the faded joy and laughter
Weigh gravely like a hazy morning after.
And yet the sorrows of the finished page,
Like fancy wine, still stronger get with age.
My way lies dreary. Work and grief are written
In what’s to come, which like the sea is smitten.

But, o my friends, crave dying I do not;
I long to live for wretchedness and thought,
And I do know, there will come time for gladness
Amidst the anguish, daily charge, and sadness:
I'll bare my soul for harmony to sweep;
Upon a fiction, heavy tears I’ll weep;
And, it could be, my sunset’s melancholy
One final smile of love will lighten, jolly.

Translated by Evgenia Sarkisyants

Александр Пушкин
Элегия

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть — на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Перевод стихотворения Александра Пушкина «Элегия» на английский.
>