Osip Mandelshtam
Silentium

She is still unborn,
She is both music and word,
And thus the unbreakable bond
Of all that is alive.

The breasts of the sea heave serenely,
But, like a madman, the day is full of light,
And the pale lilac of the foam
Lies in the turbid sky-blue vessel.

May my lips at last attain
Their primal muteness,
Like a crystalline note,
Immaculate from birth!

Stay, Aphrodite, as the glistening foam,
And Word, return to the music,
And Heart, feel shame for the heart,
When fused with life’s first principle.

Translated by Albert C. Todd

Осип Мандельштам
Silentium

Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.

Спокойно дышат моря груди,
Но, как безумный, светел день.
И пены бледная сирень
В черно-лазоревом сосуде.

Да обретут мои уста
Первоначальную немоту,
Как кристаллическую ноту,
Что от рождения чиста!

Останься пеной, Афродита,
И, слово, в музыку вернись,
И, сердце, сердца устыдись,
С первоосновой жизни слито!

Перевод стихотворения Осипа Мандельштама «Silentium» на английский.