Sergey Esenin
To Pushkin

Of mighty talent stand I musing,
Of one who stands for Russia’s fate,
Tverskóy Boulevard perusing,
I stand and with myself I prate.

My hair is fair — there are few blonder —
They say that I’ve become like mist,
O Alexander! What a bounder!
And I’m delinquent — often pissed.

But these beguiling sweet diversions
Can cast no shadow on your mien,
You proudly shake off all aspersions
With bronze-cast nod of blueish sheen.

And standing as before the Presence,
I look upon you, and I say:
I would ascend right to the heavens
If such a fate were mine today.

Though doomed I am to persecution,
Unceasing will I sing my songs...
So song of Steppe in execution
Might deep resound with tone of bronze.

Translated by Rupert Moreton
(Lingua Fennica)

Сергей Есенин
Пушкину

Мечтая о могучем даре
Того, кто русской стал судьбой,
Стою я на Тверском бульваре,
Стою и говорю с собой.

Блондинистый, почти белесый,
В легендах ставший как туман,
О Александр! Ты был повеса,
Как я сегодня хулиган.

Но эти милые забавы
Не затемнили образ твой,
И в бронзе выкованной славы
Трясешь ты гордой головой.

А я стою, как пред причастьем,
И говорю в ответ тебе:
Я умер бы сейчас от счастья,
Сподобленный такой судьбе.

Но, обреченный на гоненье,
Еще я долго буду петь…
Чтоб и мое степное пенье
Сумело бронзой прозвенеть.

Перевод стихотворения Сергея Есенина «Пушкину» на английский.
>