Nikolay Zabolotsky
Plain girl

Among the other children in the flock
She, with her reddish mass of matted hair,
A worn-out smock tucked into pants threadbare,
Resembles suddenly an awkward baby frog —
With lips so thin, and teeth all shaped so wrongly,
With features pinched, and face so plain and homely.

Today two boys, her age-mates in the bunch
Were given each a bike. And now, delighted,
They’re racing helter-skelter, so united,
Oblivious of her and their lunch.
And she is running in their wake, excited.

As if her own, somebody else’s bliss
Is singing in her heart, is pressing to be shared.
And she is full of glee; she’s only too prepared
To laugh from sheer pleasure to exist.

I’m watching her, reluctant to foresee
That time ahead, when, horrified, she’ll see
That now among her friends
She’s only a wallflower.
I want to hope her heart will find the power
To drown the sadness in the deepest sea.

Oh, do I hope that this pure flame,
This fire that is burning in her sole
Shall conquer all the anguish, all the pain,
Shall crush to dust the heaviest of stones.

So what is beauty then? Why is it deified?
And why do people give it their blessing?
Is it a vase, with emptiness inside?
Or else — a fire, shimmering in the vessel?

Translated by Svetlana Payne

Николай Заболоцкий
Некрасивая девочка

Среди других играющих детей
Она напоминает лягушонка.
Заправлена в трусы худая рубашонка,
Колечки рыжеватые кудрей
Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,
Черты лица остры и некрасивы.
Двум мальчуганам, сверстникам её,
Отцы купили по велосипеду.
Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,
Гоняют по двору, забывши про неё,
Она ж за ними бегает по следу.
Чужая радость так же, как своя,
Томит её и вон из сердца рвётся,
И девочка ликует и смеётся,
Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Ещё не знает это существо.
Ей всё на свете так безмерно ново,
Так живо всё, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая,
Что будет день, когда она, рыдая,
Увидит с ужасом, что посреди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине её горит,
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть черты её нехороши
И нечем ей прельстить воображенье, —
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом её движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

Стихотворение Николая Заболоцкого «Некрасивая девочка» на английском.
(Nikolay Zabolotsky in english).
>