Sergey Esenin
Only one final trick...

Only one final trick remains —
To stick my fingers in my mouth,
And whistle! Now my evil name —
Foul-mouthed brawler—has got about.

Ah, how farcical this waste was!
Farcical waste in life’s not new.
Ashamed I once believed in God,
I’m bitter I no longer do.

Ah, you endless golden distance!
All’s consumed by the mirage of everyday.
I only played the hooligan
To burn with an intenser flame.

The poet’s gift is luxury.
Despair is his native mode.
Here on earth I wished to marry
The white rose and the black toad.

Rosy ambitions of those days —
Does it matter if they’ve not come true!
If devils roosted in my soul
It means that angels lived there too.

What happy turmoils come of this,
Setting out for the other land,
At the last moment, I would ask
Of those who change to be at hand,

Just that, for all my grievous sins,
And all my disbelief in grace,
They lay me in a Russian shirt
To die beneath an icon’s face.

Translated by Geoffrey Thurley

Сергей Есенин
Мне осталась одна забава...

Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в Бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта — ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились —
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной, —

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

Перевод стихотворения Сергея Есенина «Мне осталась одна забава...» на английский.
>