Nikolay Gumilev
The Sick Man

In my delirium, only the endlessness
Of some sharp lines plagues me,
And the bell incessantly tolls
As a clock, striking eternity.

It seems to me, that after death it’s how,
With an agonising hope of resurrection,
The eyes get fixed on the surrounding murk,
Seeking the old familiar visions.

But in the ocean of primordial darkness
There are no voices, and no green grass,
But only cubes, and rhombuses and angles,
And ceaseless evil peals.

O, if only sleep drew near sooner!
To go away, as on a fete of atonement,
To the yellow sands of hoary seas,
To count the large and lurid rocks.

Translated by Arthur Lehman
(Nikolay Gumilev`s site)

Николай Гумилёв
Больной

В моём бреду одна меня томит
Каких-то острых линий бесконечность,
И непрерывно колокол звонит,
Как бой часов отзванивал бы вечность.

Мне кажется, что после смерти так
С мучительной надеждой воскресенья
Глаза вперяются в окрестный мрак,
Ища давно знакомые виденья.

Но в океане первозданной мглы
Нет голосов, и нет травы зеленой,
А только кубы, ромбы, да углы,
Да злые, нескончаемые звоны.

О, хоть бы сон настиг меня скорей!
Уйти бы, как на праздник примиренья,
На желтые пески седых морей,
Считать большие, бурые каменья.

Перевод стихотворения Николая Гумилёва «Больной» на английский.