Marina Tsvetaeva
Stepan Razin. 2. Over Volga — night...

2

Over Volga — night,
Over Volga — sleep...
Ornate rugs they have laid down,
And on them the chieftain has laid
With a Persian princess — black brows.

One can't see the stars, one can't hear the waves,
Oars and darkness extreme, this is all!
And the shuttle bears away into the chieftain's
Night sinful Persian soul.

And such a speech
Did the night hear:
Don't you want, at last,
To lie nearer?
Out of all our women
You're the pearl!
Am I this scary
I'm your all-time slave,
Persian girl!
My prisoner!

= = =

And she knitted the brows,
The long brows.
And she eyes cast down
Eyes Persian.
And from her lips
Only one sigh rings:
Djal-Eddin.

* * *

And over Volga — a ruddy dawn,
And over Volga — heaven.
And the drunk crowd roars:
Get up, chieftain!

With a Muslim dog you did lie!
See the tears in the beauty's eyes!

And she — like death,
Bit her mouth in blood.
Thus goes a chieftain's brow so hard.

This our bed, you dog, you did not want,
So make do with our baptismal font!

It's dark in the day,
In the sky it is clear.
Red is the shoe
In the ship's rear.

And like menacing oak stands Stepan,
And to very lips pales Stepan.
Ah, so tiring — it shakes, rocks!
Hold up, heathens — in the eyes it's dark!

Here to you is the Persian girl,
The prisoner girl.

Translated by Ilya Shambat


Стенька Разин. 2. А над Волгой — ночь...

2

А над Волгой — ночь,
А над Волгой — сон.
Расстелили ковры узорные,
И возлёг на них атаман с княжной
Персиянкою — Брови Чёрные.

И не видно звёзд, и не слышно волн,
Только вёсла да темь кромешная!
И уносит в ночь атаманов чёлн
Персиянскую душу грешную.

И услышала
Ночь — такую речь:
— Аль не хочешь, что ль,
Потеснее лечь?
Ты меж наших баб —
Что жемчужинка!
Аль уж страшен так?
Я твой вечный раб,
Персияночка!
Полоняночка!

= = =

А она — брови насупила,
Брови длинные.
А она — очи потупила
Персиянские.
И из уст её —
Только вздох один:
— Джаль-Эддин!

* * *

А над Волгой — заря румяная,
А над Волгой — рай.
И грохочет ватага пьяная:
— Атаман, вставай!

Належался с басурманскою собакою!
Вишь, глаза-то у красавицы наплаканы!

А она — что смерть,
Рот закушен в кровь. —
Так и ходит атаманова крутая бровь.

— Не поладила ты с нашею постелью,
Так поладь, собака, с нашею купелью!

В небе-то — ясно,
Тёмно — на дне.
Красный один
Башмачок на корме.

И стоит Степан — ровно грозный дуб,
Побелел Степан — аж до самых губ.
Закачался, зашатался. — Ох, томно!
Поддержите, нехристи, — в очах тёмно!

Вот и вся тебе персияночка,
Полоняночка.

___
Стенька Разин. 1. Ветры спать ушли — с золотой зарёй...
Стенька Разин. 2. А над Волгой — ночь...
Стенька Разин. 3. Сон Разина

Перевод стихотворения «Стенька Разин. 2. А над Волгой — ночь...» на английский.