Boris Pasternak
Weeping Garden

It's dreadful! It drips and it listens:
Does nobody else in the world
Press branches, like lace, in a window'
Or is there...a witness?

The ground is so swollen and smothered,
Too spongy, too heavy to breathe
But listen — far off, as in August —
How midnight grows ripe in the seed.

No sound. And no eavesdroppers spying,
And certain of silence profound,
It takes to its work — and it spatters
On a roof, over gutters, and down.

I'll bring it to lips and I'll listen:
Is no one but me in this world
So ready to weep at an instant,
Or is there... a witness?

But hush. No a leaflet is stirring,
No sign in the dark but the keen
Of sobs and the lapping of slippers,
These tears and the sighs in between.

Translated by James E. Falen

Борис Пастернак
Плачущий сад

Ужасный! — Капнет и вслушается:
Всё он ли один на свете
Мнет ветку в окне, как кружевце.
Или есть свидетель.

Но давится внятно от тягости
Отеков — земля ноздревая,
И слышно: далеко, как в августе,
Полуночь в полях назревает.

Ни звука. И нет соглядатаев.
В пустынности удостоверясь,
Берется за старое — скатывается
По кровле, за желоб и через.

К губам поднесу и прислушаюсь:
Всё я ли один на свете,
Готовый навзрыд при случае,
Или есть свидетель.

Но тишь. И листок не шелохнется.
Ни признака зги, кроме жутких
Глотков, и плескания в шлепанцах,
И вздохов и слез в промежутке.

Стихотворение Бориса Пастернака «Плачущий сад» на английском.
(Boris Pasternak in english).
>