Osip Mandelshtam
In St. Petersburg again we come together...

In St. Petersburg again we come together,
As though Sun inside there we interred
As though for the first time and forever
We pronounced the blessed, thoughtless word.
In black velvet of a Soviet even,
In black velvet global emptiness,
Sing the darling eyes of blissful women,
Deathless flowers blossom and caress.

Like a wildcat the city her back arches
Over the bridge the patrol stands in line
An angry motor through the darkness marches
And like a cookoo-bird begins to whine.
I need no nightly pass across the bridge
I do not fear the nightly watchmen;
And this one time for blessed, thoughtless speech
I will make prayer on a Soviet even.

The light theaterical whispering sounds
A women's sighing and their gentle charm
And deathless roses in a giant mound
Lying upon white Kypris's gentle arm.
From boredom we are warming at a campfire,
Centuries will pass without harm,
And light ashes gather and inspire
The blessed, blissful women's darling arms.

Red garden rows of gallery somewhere,
In sumptious chiffon draped, boxes stand tall,
The windup doll of army officer —
Not for vile hypocrites and for black souls.
Well then, put out our candles with your finger,
Black velvet of world emptiness, sail free,
The blissful women's shoulders are singing
And the nocturnal sun you will not see.

Translated by Ilya Shambat

Осип Мандельштам
В Петербурге мы сойдёмся снова...

О. Арбениной

В Петербурге мы сойдёмся снова,
Словно солнце мы похоронили в нём,
И блаженное, бессмысленное слово
В первый раз произнесём.
В чёрном бархате советской ночи,
В бархате всемирной пустоты,
Всё поют блаженных жён родные очи,
Всё цветут бессмертные цветы.

Дикой кошкой горбится столица,
На мосту патруль стоит,
Только злой мотор во мгле промчится
И кукушкой прокричит.
Мне не надо пропуска ночного,
Часовых я не боюсь:
За блаженное, бессмысленное слово
Я в ночи советской помолюсь.

Слышу лёгкий театральный шорох
И девическое «ах» —
И бессмертных роз огромный ворох
У Киприды на руках.
У костра мы греемся от скуки,
Может быть, века пройдут,
И блаженных жён родные руки
Лёгкий пепел соберут.

Где-то грядки красные партера,
Пышно взбиты шифоньерки лож,
Заводная кукла офицера —
Не для чёрных душ и низменных святош...
Что ж, гаси, пожалуй, наши свечи
В чёрном бархате всемирной пустоты.
Всё поют блаженных жён крутые плечи,
А ночного солнца не заметишь ты.

Перевод стихотворения Осипа Мандельштама «В Петербурге мы сойдёмся снова...» на английский.