Osip Mandelshtam
Behold, this air, made drunk with haze...

Behold, this air, made drunk with haze
Upon Kremlin's black square —
Maniacs shake the world in craze,
And poplars smell of fear.

From wax cathedrals' shapes are wrung,
A thick belltower forest,
Just like a robber without tongue
In stone rafters lost.

And in imprinted cathedrals,
Where it is cold and dark
Like tender muddy amphoras
Russian wine plays with sparks.

Marvelously round Uspenskiy,
Glorious in heaven's arches
And then the green Blagoveshenskiy,
It seems, suddenly lurches.

Archangelsky and Resurrection —
Like palms they flare
And fire hides in pitchers —
There's burning everywhere.

Translated by Ilya Shambat

Осип Мандельштам
О, этот воздух, смутой пьяный...

О, этот воздух, смутой пьяный,
На черной площади Кремля.
Качают шаткий «мир» смутьяны,
Тревожно пахнут тополя.
 
Соборов восковые лики,
Колоколов дремучий лес,
Как бы разбойник безъязыкий
В стропилах каменных исчез.
 
А в запечатанных соборах,
Где и прохладно и темно,
Как в нежных глиняных амфорах,
Играет русское вино.
 
Успенский, дивно округленный,
Весь удивленье райских дуг,
И Благовещенский, зеленый,
И, мнится, заворкует вдруг.
 
Архангельский и Воскресенья
Просвечивают, как ладонь, —
Повсюду скрытое горенье,
В кувшинах спрятанный огонь...
Перевод стихотворения Осипа Мандельштама «О, этот воздух, смутой пьяный...» на английский.
>