Innokenty Annensky
Train-Station Sadness

O, eve of eternal humdrum,
The viscid stinger of dullness…
In the dusty heat of noon, the din
And colour of the train station…

The half-dead flies
On the boarded-up kiosk,
On the spilled whitewash,
Are blind, greedy and deaf.

A faded-green banner,
White bursts of steam,
And the distant chimney’s
Unanswered call.

The emblem of parting
In a deceitful assignation —
The one-armed conductor
By the clock, in anticipation…

Is there something more tedious
Than a motionless point,
Than the quiver of noon
Above the drowsiness of a leaf…

Anything, but this…
Nestle closer — you must;
How flushed you are, besmeared,
Anything — but not this!

To be annihilated, by falling
Into this faceless pool,
Into the stupor of couches,
The striped ticking!..

Translated by Linda Southby

Иннокентий Анненский
Тоска вокзала

О, канун вечных будней,
Скуки липкое жало…
В пыльном зное полудней
Гул и краска вокзала…

Полумертвые мухи
На забитом киоске,
На пролитой известке
Слепы, жадны и глухи.

Флаг линяло-зеленый,
Пара белые взрывы,
И трубы отдаленной
Без ответа призывы.

И эмблема разлуки
В обманувшем свиданьи —
Кондукто́р однорукий
У часов в ожиданьи…

Есть ли что-нибудь нудней,
Чем недвижная точка,
Чем дрожанье полудней
Над дремотой листочка…

Что-нибудь, но не это…
Подползай — ты обязан;
Как ты жарок, измазан,
Все равно — ты не это!

Уничтожиться, канув
В этот омут безликий,
Прямо в одурь диванов,
В полосатые тики!..*

___
* Полосатые тики — чехлы из названной материи, надевавшиеся на диваны в вагонах первого класса.

Кипарисовый ларецъ. Вторая книга стиховъ (посмертная). — М.: Грифъ, 1910
Перевод стихотворения Иннокентия Анненского «Тоска вокзала» на английский.