Eduard Bagritsky
My Honied Languor

My honied languor comes of silence and of dreams
And boredom long-drawn-out  and songs that gauchely yearn;
The cocks embroidered on white towels give me joy,
I like the soot that clings to icons old and stern.

To the hot buzz of flies day after day goes by,
And a meek piety on each its blessings lays;
Beneath low ceilings quails are mumbling sleepily;
The smell of raspberry jam pervades the holidays.

At night the billowing soft goose-down wearies me,
The stuffy icon-lamp blinking is sad to view,
And as he cranes his neck the gay embroidered bird
Commences his long chant of cock-a-doodle-doo.

Here you have granted me a modest refuge, Lord,
Beneath a blissful roof  where turmoil cannot grow,
Where dotted days like jam that from a teaspoon drips
In heavy drops  perpetually flow, flow, flow.

Translated by Babette Deutsch

Эдуард Багрицкий
Я сладко изнемог от тишины и снов

Я сладко изнемог от тишины и снов,
От скуки медленной и песен неумелых,
Мне любы петухи на полотенцах белых
И копоть древняя суровых образов.
Под жаркий шорох мух проходит день за днем,
Благочестивейшим исполненный смиреньем,
Бормочет перепел под низким потолком,
Да пахнет в праздники малиновым вареньем.
А по ночам томит гусиный нежный пух,
Лампада душная мучительно мигает,
И, шею вытянув, протяжно запевает
На полотенце вышитый петух.
Так мне, о господи, ты скромный дал приют,
Под кровом благостным, не знающим волненья,
Где дни тяжелые, как с ложечки варенье,
Густыми каплями текут, текут, текут.

Перевод стихотворения Эдуарда Багрицкого «Я сладко изнемог от тишины и снов» на английский.