Bulat Okudzhava
In The City Park

The eyes of fear are big,
                while those of happiness are round,
festivities and injuries cause wrinkles on the face...
They started playing Bach
                as the conductor quietly came out,
and everything calmed down, and all was back in place.

So all was back in place as soon as Bach resounded.
If we did not have hope,
                the world would not make any sense.
This vanity of line and wine and sign —
                we would forget about it,
and for your first-rate fancy shoes
                you wouldn’t care less.

«It doesn’t matter where you go
                and where you tread the ground.
It doesn’t matter if a fisherman
                brings home big fish or small.
It doesn’t matter if you’re dead
                or come home safe and sound,
and who assists you, friend or foe, —
                you do not care at all..».
For goodness sake, we wish such things
                would never happen. Never!
Perhaps that is the reason, maybe, that is why
the ordinary orchestra
                plays with the usual flavour,
we follow it with ease or cannot do it though we try.

My dear musician, now you play,
                and you are not aware
that guilt and happiness and illness disappear at once
the instant you, my dear musician,
                dear clarinet-player,
just grip your instrument
                in your tobacco-smelling hands!

Translated by Alec Vagapov

Булат Окуджава
В городском саду

Круглы у радости глаза и велики у страха,
и пять морщинок на челе от празднеств и обид...
Но вышел тихий дирижер, но заиграли Баха,
и все затихло, улеглось и обрело свой вид.

Все стало на свои места, едва сыграли Баха...
Когда бы не было надежд — на черта белый свет?
К чему вино, кино, пшено, квитанции Госстраха
и вам — ботинки первый сорт, которым сносу нет?

«Не все ль равно: какой земли касаются подошвы?
Не все ль равно: какой улов из волн несет рыбак?
Не все ль равно: вернешься цел или в бою падешь ты,
и руку кто подаст в беде — товарищ или враг?..»

О, чтобы было все не так, чтоб все иначе было,
наверно, именно затем, наверно, потому
играет будничный оркестр привычно и вполсилы,
а мы так трудно и легко все тянемся к нему.

Ах музыкант мой, музыкант, играешь, да не знаешь,
что нет печальных и больных и виноватых нет,
когда в прокуренных руках так просто ты сжимаешь,
ах музыкант мой, музыкант, черешневый кларнет!

Перевод стихотворения Булата Окуджавы «В городском саду» на английский.