Bulat Okudzhava
How i sat on the tsar`s throne

It’s eighteenth century. The actors
play on a lawn, in open space.
I’m Paul the First, that is I act as
the Russian ruler of those days.

I listen to the sound of piano
and feel my head to music sway,
I raise my hand in regal manner,
but this is what I want to say:

«Away with finery and polish!
The brittle heels you should forget...
Parades and marches I abolish...
Roll up to visit bars instead...

Drink hard and make no bones about
rejoicing, marrying for fun...
Come on, grandees, have a look round!
Come on, cash down, everyone!»

And, menacingly, I am going
to draw my rapier, in a rage...
But I’m Paul the First, the sovereign.
A mutiny I cannot stage.

I still can hear the music linger.
And once again I want to cry:
«My dear fellows, lift a finger,
you’ll work it out, if you try:

we’ll kick the hateful monarch out,
and spit upon gendarmerie,
I’m sick and tired of that crowd...
I’ll take the lead... Just follow me...»

And, menacingly, I am going
to draw my rapier, in a rage...
But I’m Paul the First, the sovereign.
A mutiny I cannot stage.

The music plays which I must follow,
and yet I am about to say:
«For your distress, your pains, your sorrow
I want to give my life away!

Don’t be afraid of accusations
or you’ll end up in a bad way.
I look ahead through generations, —
I’m quite aware of what I say!»

And, menacingly, I am going
to draw my rapier, in a rage...
But I’m Paul the First, the sovereign.
A mutiny I cannot stage.

Translated by Alec Vagapov

Булат Окуджава
Как я сидел в кресле царя

Век восемнадцатый. Актеры
играют прямо на траве.
Я — Павел Первый, тот, который
сидит России во главе.

И полонезу я внимаю,
и головою в такт верчу,
по-царски руку поднимаю,
но вот что крикнуть я хочу:

«Срывайте тесные наряды!
Презренье хрупким каблукам...
Я отменяю все парады...
Чешите все по кабакам...

Напейтесь все, переженитесь
кто с кем желает, кто нашел...
А ну, вельможи, оглянитесь!
А ну-ка денежки на стол!..»

И золотую шпагу нервно
готовлюсь выхватить, грозя...
Но нет, нельзя. Я ж — Павел Первый.
Мне бунт устраивать нельзя.

И снова полонеза звуки.
И снова крикнуть я хочу:
«Ребята, навострите руки,
вам это дело по плечу:

смахнем царя... Такая ересь!
Жандармов всех пошлем к чертям —
мне самому они приелись...
Я поведу вас сам... Я сам...»

И золотую шпагу нервно
готовлюсь выхватить, грозя...
Но нет, нельзя. Я ж - Павел Первый.
Мне бунт устраивать нельзя.

И снова полонеза звуки.
Мгновение — и закричу:
«За вашу боль, за ваши муки
собой пожертвовать хочу!

Не бойтесь, судей не жалейте,
иначе - всем по фонарю.
Я зрю сквозь целое столетье...
Я знаю, ч т о я говорю!»

И золотую шпагу нервно
готовлюсь выхватить, грозя...
Да мне ж нельзя. Я — Павел Первый.
Мне бунтовать никак нельзя.

Перевод стихотворения Булата Окуджавы «Как я сидел в кресле царя» на английский.