Boris Pasternak
Sparrow Hills

A breast kissed wet, as though under a shower!
But summer streams do not flow forever,
And we cannot stay on here night after night,
Raising dust to the accordion’s low drone.

I’ve heard about old age — a frightening prediction!
No crashing wave will lift its hands to the stars.
Imagine: they say there is no face in the fields,
no heart in the pond and, in the forest, no God.

Let your soul break free! The day bubbles like surf.
It's the noontime of the world. Where are your eyes?
Look: high in the treetops, thought is a simmering mix
Of woodpeckers, pine cones, heat, needles and clouds.

Here the track of the city trolley ends.
Machines are barred; pine trees will have to do.
From here on, it’s Sunday — a parting of branches,
A dash through the meadow and a slide on the grass.

Weaving our steps with sunlight and Whitsunday,
The woods insist the world is always like this.
The trees believe it; the meadow understands;
It pours down from the sky across our laps.

Translated by Frank Beck

Борис Пастернак
Воробьевы горы

Грудь под поцелуи, как под рукомойник!
Ведь не век, не сряду, лето бьет ключом.
Ведь не ночь за ночью низкий рев гармоник
Подымаем с пыли, топчем и влечем.

Я слыхал про старость. Страшны прорицанья!
Рук к звездам не вскинет ни один бурун.
Говорят — не веришь. На лугах лица нет,
У прудов нет сердца, бога нет в бору.

Расколышь же душу! Bсю сегодня выпей.
Это полдень мира. Где глаза твои?
Видишь, в высях мысли сбились в белый кипень
Дятлов, туч и шишек, жара и хвои.

Здесь пресеклись рельсы городских трамваев.
Дальше служат сосны, дальше им нельзя.
Дальше — воскресенье, ветки отрывая,
Разбежится просека, по траве скользя.

Просевая полдень, тройцын день, гулянье,
Просит роща верить: мир всегда таков.
Так задуман чащей, так внушен поляне,
Так на нас, на ситцы пролит с облаков.

Перевод стихотворения Бориса Пастернака «Воробьевы горы» на английский.