Alexander Pushkin
Beneath the azure of her native skies she drooped...

Beneath the azure of her native skies she drooped,
To fade, to vanish past returning;
It may be the young ghost above me briefly stooped
And swept me with a shadowy yearning.

But now between us lies a line I may not cross.
I cannot rouse the old devotion:
Indifferent lips were those that told me of my loss,
I learned of it without emotion.

So that is she who set my spirit all afire
With love that mingled tender sadness
And grievous straining, weary ache of sharp desire,
That was heart's torment and mind's madness!

Where is the torment now, the love? Alas, the host
Of memories that thus outlive you
Can stir no tears, you credulous, poor ghost,
In one with no regrets to give you.

Translated by Babette Deutsch

Александр Пушкин
Под небом голубым страны своей родной...

Под небом голубым страны своей родной
    ‎Она томилась, увядала… 
Увяла наконец, и верно надо мной
    ‎Младая тень уже летала;
Но недоступная черта меж нами есть.
    ‎Напрасно чувство возбуждал я:
Из равнодушных уст я слышал смерти весть,
    ‎И равнодушно ей внимал я.
Так вот кого любил я пламенной душой
    С таким тяжелым напряженьем,
С такою нежною, томительной тоской,
    ‎С таким безумством и мученьем!
Где муки, где любовь? Увы! в душе моей
    ‎Для бедной, легковерной тени,
Для сладкой памяти невозвратимых дней
    ‎Не нахожу ни слез, ни пени.

Перевод стихотворения Александра Пушкина «Под небом голубым страны своей родной...» на английский.
>