Zinaida Gippius
The little demon

I came across a little demon,
Thin and scrawny, like a gnat.
His body was that of a child,
His face was wild: sharp and old.

It rained... He 'trembled, growing darker,
Disheveled fur grew wet,
And I said to myself, “Imagine that!
He too is cold. He too is alone.”

People keep saying: Love, love! I do not know,
Do not ever hear it. Have not seen it.
But pity... pity I understand.
And I seized the little demon.

Let’s go, kid? Want to warm yourself?
Don't be afraid. Don’t bristle.
Why hang about here in the street?
A lump of sugar... Want to come?

And he then suddenly in such a lush, loud.
Masculine, caressing bass
(I must admit, it wasn’t even decent
And frightening it was coming from him)

Roared: “Sugar? Don’t be a fool:
Don’t cat sugar, my sweet.
Give me some veal, and soup...
Then I’ll come to your place to stay for good...”

He angered me with his bragging...
And I had wanted to be helpful.
To hell with you and your effrontery!
And slowly I went off.

But he screwed up his face and in a thin voice
Began to grunt... Looked sick...
And again I felt sorry for him... And the little demon
I dragged off, with an effort to my home.

I looked at him in the lamplight: sickly, repulsive,
Half child and half old man,
Repeating all the time: “...my sweet, my sweet...”
I left him there. Got used to him.

And even somehow in the end
Identified with the little devil.
At midday he would jump round like a young goat,
Grow dark by nightfall, like a corpse.

Would sometimes strut round like a man,
And sometimes fuss about me like a woman.
And if it rained — he had a canine smell
And licked his fur by the fire.

Before I used to worry about everything,
I wanted this, I dreamed of that...
But my house with him... I wouldn’t say that it came to life,
But there was a kind of bloom on it.

It was joylessly happy,
Gently dreamy, and dark...
And for the little devil and myself, life was sweetly dull...
Child or old man, what did it matter!

He was so odd, so soft, so scrawny,
Like a decaying mushroom,
So tenacious, sweet and sticky,
Kept sticking, sticking — and stuck fast.

And both of us became one thing.
No more am I with him — I’m in him, in him,
It’s I who, in foul weather, acquires a canine reek,
And lick my fur beside the fire...

Translated by Lubov Yakovleva

Зинаида Гиппиус
Дьяволенок

Мне повстречался дьяволенок,
Худой и щуплый — как комар.
Он телом был совсем ребенок,
Лицом же дик: остер и стар.

Шел дождь... Дрожит, темнеет тело,
Намокла всклоченная шерсть...
И я подумал: эко дело!
Ведь тоже мерзнет. Тоже персть.

Твердят: любовь, любовь! Не знаю.
Не слышно что-то. Не видал.
Вот жалость... Жалость понимаю.
И дьяволенка я поймал.

Пойдем, детеныш! Хочешь греться?
Не бойся, шерстку не ерошь.
Что тут на улице тереться?
Дам детке сахару... Пойдешь?

А он вдруг эдак сочно, зычно,
Мужским, ласкающим баском
(Признаться — даже неприлично
И жутко было это в нем) —

Пророкотал: «Что сахар? Глупо.
Я, сладкий, сахару не ем.
Давай телятинки да супа...
Уж я пойду к тебе — совсем».

Он разозлил меня бахвальством...
А я хотел еще помочь!
Да ну тебя с твоим нахальством!
И не спеша пошел я прочь.

Но он заморщился и тонко
Захрюкал… Смотрит, как больной…
Опять мне жаль… И дьяволенка
Тащу, трудясь, к себе домой.

Смотрю при лампе: дохлый, гадкий,
Не то дитя, не то старик.
И все твердит: «Я сладкий, сладкий...»
Оставил я его. Привык.

И даже как-то с дьяволенком
Совсем сжился я наконец.
Он в полдень прыгает козленком,
Под вечер — темен, как мертвец.

То ходит гоголем-мужчиной,
То вьется бабой вкруг меня,
А если дождик — пахнет псиной
И шерстку лижет у огня.

Я прежде всем себя тревожил:
Хотел того, мечтал о том…
А с ним мой дом… не то, что ожил,
Но затянулся, как пушком.

Безрадостно-благополучно,
И нежно-сонно, и темно...
Мне с дьяволенком сладко-скучно...
Дитя, старик, — не все ль равно?

Такой смешной он, мягкий, хлипкий,
Как разлагающийся гриб.
Такой он цепкий, сладкий, липкий,
Все липнул, липнул — и прилип.

И оба стали мы — едины.
Уж я не с ним — я в нем, я в нем!
Я сам в ненастье пахну псиной
И шерсть лижу перед огнем...

Перевод стихотворения Зинаиды Гиппиус «Дьяволенок» на английский.
>