Yuri Levitansky
A neighbourhood, suburbs, a town — what name do they call it?..

To B. Slutsky

A neighbourhood, suburbs, a town — what name do they call it?
We'll pass it, we'll go away, swirls of dust on the road.

What drives us, preventing from stopping — a hunger, a fear?
A neighbourhood, suburbs, a town — what town is here?

What for are we looking, what for are we looking, disheartened?
We shouldn't return, shouldn't enter again the same current.

What for do we rush to the town that looms, vague and misty,
To far-away years, where our youth is existing?

A trumpet was calling for march, and the cheeks, though unshaven,
Were touched by the lips moist and hot as in hell or in heaven.

The trumpet is silent, the lips — they got cold long ago.
What for do we need those years of youth? They are gone.

The heart doesn't listen, it's fluttering — we're almost there —
The dome and the belfry, and what is the name of the square?

The square, the church and the street — isn't this the same alley?
And these maple trees — they were rustling above us, I tell you!

But where is the garden? — It's lost among churches and towers.
The house is changed, reconstructed, repainted, recoloured.

And some are long gone, and the others are past recollection,
A cloud of memory flows in unknown direction.

What for do we strive to come here, as pilgrims to Mecca?
What for do we try to re-enter these rivers, these matters?

We've bade farewell to the past, we have left, and it's senseless
To do it again and again, since the circle is endless.

But something is pushing us further — a hunger, a fear?
A neighbourhood, suburbs, a town — what town is here?

Translated by Natasha Gotskaya

Юрий Левитанский
Окрестности, пригород — как этот город зовется?..

Б. Слуцкому

Окрестности, пригород — как этот город зовется?
И дальше уедем, и пыль за спиною завьется.

И что-то нас гонит все дальше, как страх или голод, —
окрестности, пригород, город — как звать этот город?

Чего мы тут ищем? У нас опускаются руки.
Нельзя возвращаться, нельзя возвращаться на круги.

Зачем нам тот город, встающий за клубами пыли, —
тот город, те годы, в которых мы молоды были?

Над этой дорогой трубили походные трубы.
К небритым щекам прикасались горячие губы.

Те губы остыли, те трубы давно оттрубили.
Зачем нам те годы, в которых мы молоды были?

Но снова душа захолонет и сердце забьется —
вон купол и звонница — как эта площадь зовется?

Вон церковь, и площадь, и улочка — это не та ли?
Не эти ли клены над нами тогда облетали?

Но сад затерялся среди колоколен и башен.
Но дом перестроен, но старый фасад перекрашен.

Но тех уже нет, а иных мы и сами забыли,
лишь память клубится над ними, как облачко пыли.

Зачем же мы рвемся сюда, как паломники в Мекку?
Зачем мы пытаемся дважды войти в эту реку?

Мы с прошлым простились, и незачем дважды прощаться.
Нельзя возвращаться на круги, нельзя возвращаться.

Но что-то нас гонит все дальше, как страх или голод, —
окрестности, пригород, город — как звать этот город?

Перевод стихотворения Юрия Левитанского «Окрестности, пригород — как этот город зовется?..» на английский.