Vladimir Mayakovsky
A few words about my mamma

I have a mamma on blue cornflower wallpaper.
But I pace about in peahen colors,
torturing shaggy camomiles with my measuring stride.
When the evening sounds its rusty oboes,
I walk to the window,
believing
I shall see again
the cloud
reposing
upon the house.
But mamma’s sick in bed,
and from it
a rustling of people scurries to an empty corner.
Mamma’s aware —
this is the helter-skelter of mad thoughts
crawling from behind the roofs of the Shustov factory.
And when the dimming window-frame
bloodies my forehead, crowned with a felt hat,
then I shall speak out,
pushing apart with my bass voice the wind’s howl:
"Mamma.
If I should feel sorry
for the vase of your torment,
knocked down by the heels of the cloud dance —
who then would fondle the golden hands,
imploringly twisted on the signboard by the shop-windows of Avanzo?"

Translated by Patricia Blake

Владимир Маяковский
Несколько слов о моей маме

У меня есть мама на васильковых обоях.
А я гуляю в пестрых павах,
вихрастые ромашки, шагом меряя, мучу.
Заиграет вечер на гобоях ржавых,
подхожу к окошку,
веря,
что увижу опять
севшую
на дом
тучу.
А у мамы больной
пробегают народа шорохи
от кровати до угла пустого.
Мама знает —
это мысли сумасшедшей ворохи
вылезают из-за крыш завода Шустова.
И когда мой лоб, венчанный шляпой фетровой,
окровавит гаснущая рама,
я скажу,
раздвинув басом ветра вой:
«Мама.
Если станет жалко мне
вазы вашей муки,
сбитой каблуками облачного танца, —
кто же изласкает золотые руки,
вывеской заломленные у витрин Аванцо?..»

Перевод стихотворения Владимира Маяковского «Несколько слов о моей маме» на английский.
>