Sasha Chorny
Poem To an Ill Person

We've got the hot Sun, and naive, little children,
And joy of prized melodies, novels and pics,
If not, how could on this round planet have lived then
Beethoven and Pushkin, and Heine, and Grieg?

Invisible arts live in each of the moments,
In thoughtful, strong words, smiles and shining of eyes,
Create! Make each moment, each life’s second golden,
Each day hosts new ecstasies, thoughts, nice and wise.

It's endlessly shameful, in fits of depression,
To willingly vanish, like shadows on glass,
Oh, will there be no more sweet parties or pleasures,
Or are there just dogs on this planet that last?

If I am now grouchy myself, dark as cinders,
(Just smile and shine, compared to me here),
This blush is a scurf from a drainage, now hindered,
My Muse, having lifted me up on a spear.

Just wait! I'll get used to this new, awesome housing,
A starling in spring, I shall sing on my spear,
I'll deafen your ears with the bliss it’s arousing,
Just give me some time to make sense of ragged gear.

Please stay! Very few here are thoughtful and honest,
Please stay! Only they justify our lives,
In unknown addresses — find their home nests,
Like you, very still in the dust, each one lies.

If best folks on Earth are to fall down steep stairwells,
Hyeanas and morons will make this world end,
Enjoy your free flight, uncontrolled. You can stay well.
Extend your sweet soul to its limits, my friend.

Do well as a spouse, a sister or brother,
An artist or midwife, a doctor or nurse,
And seek no rewards, may your soul not be bothered,
These keys open hearts and can cure any curse.

On islands of thinking alone, do not tremble,
Be smart, you can rest over there, as you'll see,
Throw stones into waters of dark. In this temple
Relax among cliffs, hanging over the sea.

And questions... The questions lack answers, still missing:
They'll сome and they'll burn, fade like measles, unkind.
Recall the two tips of King Solomon. Listen!
Don't argue with fools, and leave boredom behind.

Translated by Dmitriy Belyanin

Саша Чёрный
Больному

Есть горячее солнце, наивные дети,
Драгоценная радость мелодий и книг.
Если нет — то ведь были, ведь были на свете
И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...

Есть незримое творчество в каждом мгновеньи —
В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз.
Будь творцом! Созидай золотые мгновенья —
В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз...

Бесконечно позорно в припадке печали
Добровольно исчезнуть, как тень на стекле.
Разве Новые Встречи уже отсияли?
Разве только собаки живут на земле?

Если сам я угрюм, как голландская сажа
(Улыбнись, улыбнись на сравненье мое!),
Этот черный румянец — налет от дренажа,
Это Муза меня подняла на копье.

Подожди! Я сживусь со своим новосельем —
Как весенний скворец запою на копье!
Оглушу твои уши цыганским весельем!
Дай лишь срок разобраться в проклятом тряпье.

Оставайся! Так мало здесь чутких и честных...
Оставайся! Лишь в них оправданье земли.
Адресов я не знаю — ищи неизвестных,
Как и ты неподвижно лежащих в пыли.

Если лучшие будут бросаться в пролеты,
Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!
Полюби безотчетную радость полета...
Разверни свою душу до полных границ.

Будь женой или мужем, сестрой или братом,
Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом:
Все сердца открываются этим ключом.

Есть еще острова одиночества мысли —
Будь умен и не бойся на них отдыхать.
Там обрывы над темной водою нависли —
Можешь думать... и камешки в воду бросать...

А вопросы... Вопросы не знают ответа —
Налетят, разожгут и умчатся, как корь.
Соломон нам оставил два мудрых совета:
Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

Перевод стихотворения Саши Чёрного «Больному» на английский.