Nikolay Minsky
Consolation

It’s not in wise man’s recollections,
Not in a poet’s sweet refrain,
Not in a hero’s daring action,
Not in a hermit’s silent strain.

But contrary to grievance tending
To cover all divine with slime,
Behold: it’s in the sun ascending
On golden canvases of sky.

Each year the Spring brings up the flowers
Forgetting all the heavy thoughts,
And greedily absorbing powers,
The seeds are rushing to explode.

The shoots are burst with mystic forces
And soon the leaves are born on trees –
In learning how to worship roses
They’re taking lessons from the breeze.

The Soul has made its sacred circle;
And coming back to childish dreams,
Just like my savage primal fathers,
I worship trees, and stars, and streams.

Translated by Victor Postnikov
(Stihi.ru)

Николай Минский
Утешение

Оно не в книгах мудреца,
Не в сладких вымыслах поэта,
Не в громких подвигах бойца,
Не в тихих подвигах аскета.

Но между тем, как скорби тень
Растет, ложась на все святое, -
Смотри: с востока, что ни день,
Восходит солнце золотое.

И каждый год цветет весна,
Не зная думы безотрадной,
И, солнца луч впивая жадно,
Спешат на волю семена.

И всходы тайной силой пучит,
И вскоре листья рождены,
И ветер ласковый их учит
Шептать название весны.

Душа свершила круг великий.
И вот, вернувшись к детским снам,
Я вновь, как праотец мой дикий,
Молюсь деревьям и звездам.

Перевод стихотворения Николая Минского «Утешение» на английский.