Maximilian Voloshin
Wormwood

My bonfire on the shore was burning down.
I heard the rustling sound of streaming glass.
The acrid soul of wistful wormwood wound
Through languid darkness, swayed, and flowed past.
The granite crags resemble fractured wings.
The weight of hills bends down a spinal cord.
The no-man’s land is stiff and suffering.
The mouth of Earth has been denied the word!
A child of the inquisitive dark nights,
I am your eyes, wide-open to invite
The gaze of ancient stars, those lonesome lights
Whose prying rays reach out into the night.
I am your mouth of stone, your voiceless lyre!
By silence fettered, I have grown as mute
As extinct suns. I am the frozen fire
Of words. I am the sightless, wingless you.
O captive mother! How at night I bend
To feel your bosom – only you can see…
The bitter smoke, the wormwood’s bitter scent,
The bitterness of waves – will stay in me.

Translated by Constantine Rusanov

Максимилиан Волошин
Полынь

Костёр мой догорал на берегу пустыни.
Шуршали шелесты струистого стекла.
И горькая душа тоскующей полыни
В истомной мгле качалась и текла.

В гранитах скал — надломленные крылья.
Под бременем холмов — изогнутый хребет.
Земли отверженной — застывшие усилья.
Уста Праматери, которым слова нет!

Дитя ночей призывных и пытливых,
Я сам — твои глаза, раскрытые в ночи
К сиянью древних звёзд, таких же сиротливых,
Простерших в темноту зовущие лучи.

Я сам — уста твои, безгласные как камень!
Я тоже изнемог в оковах немоты.
Я свет потухших солнц, я слов застывший пламень,
Незрячий и немой, бескрылый, как и ты.

О, мать-невольница! На грудь твоей пустыни
Склоняюсь я в полночной тишине…
И горький дым костра, и горький дух полыни,
И горечь волн — останутся во мне.

Перевод стихотворения Максимилиана Волошина «Полынь» на английский.
>