Innokenty Annensky
Anguish of vague remembrance

That same page overflowed with ink
Is always opening to me. I will go
Away from people, but whither, whither
Can I hide myself from the nights?

All the living have become so distant.
All non-existence has become so distinct.
And forgotten lines have flowed together
Before dawn, in turbid black spots.

I am wholly there in an impossible reply
Where mirage-like letters loom...
...I like it when there arc children in
The house and when they weep in the night.

Translated by R. H. Morrison

Иннокентий Анненский
Тоска мимолётности

Бесследно канул день. Желтея, на балкон
Глядит туманный диск луны, ещё бестенной,
И в безнадежности распахнутых окон,
Уже незрячие, тоскливо-белы стены.

Сейчас наступит ночь. Так чёрны облака...
Мне жаль последнего вечернего мгновенья:
Там всё, что прожито, — желанье и тоска,
Там всё, что близится, — унылость и забвенье.

Здесь вечер как мечта: и робок и летуч,
Но сердцу, где ни струн, ни слез, ни ароматов,
И где разорвано и слито столько туч...
Он как-то ближе розовых закатов.

Перевод стихотворения Иннокентия Анненского «Тоска мимолётности» на английский.
>