Bulat Okudzhava
To the memory of A. D. Sakharov

When a speech begins, saying that spirituality has been lost,
that the way for people from now on lies through darkness,
in their astounded eyes and in their souls a holy readiness
to go forth and perish trembles like a new flame.

And this is not delusion or error,
it is the genuinely proud flame of a bonfire,
and in this just flame a smile of hope
comes over pale lips, and conscience is keen.

Their midnight silhouettes scare one with their enigma.
Of fortune you must'n ask; she keeps her secrets.
And it’s too early yet to relish sweet victory,
it’s still a long way to dawn... And my heart aches.

Translated by Gerald S. Smith

Булат Окуджава
Памяти А. Д. Сахарова

Когда начинается речь, что пропала духовность,
что людям отныне дорога сквозь темень лежит,
в глазах удивленных и в душах святая готовность
пойти и погибнуть, как новое пламя дрожит.

И это не есть обольщение или ошибка,
а это действительно гордое пламя костра,
и в пламени праведном этом надежды улыбка
на бледных губах проступает, и совесть остра.

Полночные их силуэты пугают загадкой.
С фортуны не спросишь — она свои тайны хранит.
И рано еще упиваться победою сладкой,
еще до рассвета далече... И сердце щемит.

Перевод стихотворения Булата Окуджавы «Памяти А. Д. Сахарова» на английский.