Bulat Okudzhava
Protect us poets

Protect us poets, and guard us well.
What’s left? — a century, a year, a week,
An hour, three minutes, two, nothing at all...
Protect us, but only if all support the one.

Protect us though we sin, have joy or none.
Our D’Anthes walks somewhere, young and handsome.
He’s had no time to forget his ancient curse,
And his vocation bids him load his pistol.

Somewhere our Martynov weeps, recalling blood.
He has killed, but hesitates to slay again;
Yet, that’s his fate, and the bullet’s cast.
The age we live in prompts him to the act.

Protect us while you still are able.
But don’t guard as you would a sack of bones.
Don’t cherish us as huntsmen cherish hounds.
Don’t cherish us the way Tsars cherish huntsmen.

Protect us poets from all foolish hands,
From stupid judgments and near-sighted girls.
We’ll give you songs and poems — more than one.
Protect us then, and guard us well.

Translated by George Reavey


Размышления возле дома, где жил Тициан Табидзе

Берегите нас, поэтов. Берегите нас. 
Остаются век, полвека, год, неделя, час,
три минуты, две минуты, вовсе ничего...
Берегите нас. И чтобы все — за одного.

Берегите нас с грехами, с радостью и без.
Где-то, юный и прекрасный, ходит наш Дантес.
Он минувшие проклятья не успел забыть,
но велит ему призванье пулю в ствол забить.

Где-то плачет наш Мартынов, поминает кровь.
Он уже убил надежды, он не хочет вновь.
Но судьба его такая, и свинец отлит,
и двадцатое столетье так ему велит.

Берегите нас, поэтов, от дурацких рук,
от поспешных приговоров, от слепых подруг.
Берегите нас, покуда можно уберечь.
Только так не берегите, чтоб костьми нам лечь.

Только так не берегите, как борзых — псари!
Только так не берегите, как псарей — цари!
Будут вам стихи и песни, и еще не раз...
Только вы нас берегите. Берегите нас.

Перевод стихотворения «Размышления возле дома, где жил Тициан Табидзе» на английский.
>