Boris Slutsky
Twentieth Century

We've still got some time left to mend it:
A whole quarter left, nothing less, —
To mend and unbend and defend it,
Reinstitute plebs and noblesse.

But I'd rather not have another.
I carved my own way in this one,
And if I could do it all over,
I'd do what I've already done.

I missed its beginning, and surely,
Its ending I also won't see.
I'm up there in years; there are nearly
No more people older than me.

But it is still young, hot and heady,
And, blazing and bold, it proceeds,
With teeth, strong and sharp, at the ready
For vigorous speeches and deeds.

Translated by Robin Kallsen

Борис Слуцкий
Двадцатый век

Есть время еще исправиться:
осталась целая четверть, —
исправиться и поправиться,
устроить и знать и челядь.

Но я не хочу иного.
Я век по себе нашел,
и если б родиться снова,
я б снова в него пошел.

Начала его не заставши,
конца не увижу его.
Из тех, кто немного старше,
уж нету почти никого.

А он еще в самом разгаре,
а он раскален добела
и, крепкие зубы оскаля,
готов на слова и дела.

Перевод стихотворения Бориса Слуцкого «Двадцатый век» на английский.