Arseny Tarkovsky
The Cricket

To tell the truth, I'm kin
        to the house cricket.
I sing a secret song
        above the oven's ash.
For me, one brings
        the water to a fierce boil,
For me, another
        prepares a hearth of gold.

A traveler will recall
        my voice in a distant land,
Even if he's traded
        me for the heat cicada.
I don't know who planed
        my poor violin,
but I know that I'm rich
        as a cicada in songs.

How many Russian consonants
        in my midnight language,
How many sayings
        I place in the bast box
So a child can rummage
        In this box of bast,
In the old oven violin
        with its sole brass string.

You can't really hear me,
        my voice like a clock
Behind a wall, but take heed
        and I'll lead you.
I'll rouse the whole house:
        I'm the night watchman. Arise!
Your people across the river
        will trumpet their reply.

Translated by Philip Metres and Dimitri Psurtsev

Арсений Тарковский
Сверчок

Если правду сказать,
        я по крови — домашний сверчок,
Заповедную песню
        пою над печною золой,
И один для меня
        приготовит крутой кипяток,
А другой для меня
        приготовит шесток Золотой.

Путешественник вспомнит
        мой голос в далеком краю,
Даже если меня
        променяет на знойных цикад.
Сам не знаю, кто выстругал
        бедную скрипку мою,
Знаю только, что песнями
        я, как цикада, богат.

Сколько русских согласных
        в полночном моем языке,
Сколько я поговорок
        сложил в коробок лубяной,
Чтобы шарили дети
        в моем лубяном коробке,
В старой скрипке запечной
        с единственной медной струной.

Ты не слышишь меня,
        голос мой — как часы за стеной,
А прислушайся только —
        и я поведу за собой,
Я весь дом подыму:
        просыпайтесь, я сторож ночной!
И заречье твое
        отзовется сигнальной трубой.

Перевод стихотворения Арсения Тарковского «Сверчок» на английский.