Arseny Tarkovsky
Paul Klee

Far away, behind the mountain ranges,
There lived an artist, Paul Klee
He would sit alone and cover pages
With his colored crayons day by day.

He drew Africa with points and squares,
Children in a noisy platform crowd,
Funny imps in their funky wear,
Flying beasts among the starry clouds.

Klee didn't like to copy nature
Photos are for passports, not for painting.
If lined up in order, things and creatures
Would be boring and not worth creating!

Let the lines, and curves, and color patterns
Speak the language eloquent and vital,
Like grasshoppers that in summer chatter
In their chirping cheerful recital.

One day Klee saw his picture changing
Two black wings arising like two sprouts.
Looking at the head of his Death Angel,
Klee knew: his time was miming out.

It's so sad: his life did not last longer!
Mourned by Muse and friends he then was buried;
If Paul Klee's soul had burned with anger
His Death Angel would have looked more scary!

Then we would, together with the artist
Perish from the face of Earth like bubbles,
Thrown by Death into the utmost darkness.
Now you tell me: do we need this trouble?

Better be in galleries where mortals
Idly wander, curiously gazing,
At die art of Klee's cubes and circles
In his pictures - yellow, blue, and crazy...

Translated by Olga Dumer

Арсений Тарковский
Пауль Клее

Жил да был художник Пауль Клее
Где-то за горами, над лугами.
Он сидел себе один в аллее
С разноцветными карандашами,

Рисовал квадраты и крючочки,
Африку, ребенка на перроне,
Дьяволенка в голубой сорочке,
Звезды и зверей на небосклоне.

Не хотел он, чтоб его рисунки
Были честным паспортом природы,
Где послушно строятся по струнке
Люди, кони, города и воды.

Он хотел, чтоб линии и пятна,
Как кузнечики в июльском звоне,
Говорили слитно и понятно.
И однажды утром на картоне

Проступили крылышко и темя:
Ангел смерти стал обозначаться.
Понял Клее, что настало время
С Музой и знакомыми прощаться.

Попрощался и скончался Клее.
Ничего не может быть печальней.
Если б Клее был немного злее,
Ангел смерти был бы натуральней.

И тогда с художником все вместе
Мы бы тоже сгинули со света,
Порастряс бы ангел наши кости.
Но скажите мне: на что нам это?

На погосте хуже, чем в музее,
Где порой слоняются живые,
И висят рядком картины Клее —
Голубые, желтые, блажные...

Перевод стихотворения Арсения Тарковского «Пауль Клее» на английский.