Anna Akhmatova
August 1940

Hail, Julian!
Vyach. Ivanov

As they lay to rest this epoch,
Psalms and threnodies do not sound,
What is in store for it are only
Snatched up nettles and thistles,
And only the gravediggers show zeal
For their labor. Work to do!
And silently, O God, how silently,
Time as it passes can just be heard,
Later to drift away, like a corpse
On a spring-thaw river, —
But the son does not know his mother,
And the grandson turns back in anguish.
And heads bend down.
The moon moves like a pendulum.

So it is — just such a silence
Settles over ruined Paris.

Translated by Don Mager

Анна Ахматова
Август 1940

То град твой, Юлиан!
Вяч. Иванов

Когда погребают эпоху,
Надгробный псалом не звучит,
Крапиве, чертополоху
Украсить её предстоит.

И только могильщики лихо
Работают. Дело не ждёт!
И тихо, так, Господи, тихо,
Что слышно, как время идёт.

А после она выплывает,
Как труп на весенней реке, —
Но матери сын не узна́ет,
И внук отвернётся в тоске.

И кло́нятся го́ловы ниже,
Как маятник, ходит луна.
Так вот — над погибшим Парижем
Такая теперь тишина.

Перевод стихотворения Анны Ахматовой «Август 1940» на английский.