Andrei Voznesensky
Autumn in Sigulda

Hanging out of the train, I
Bid you all good-bye.

Good-bye, Summer:
My time is up.
Axes knock at the dacha
As they board it up:
Good-bye.

The woods have shed their leaves,
Empty and sad today
As an accordion case that grieves
When its music is taken away.

People (meaning us)
Are also empty,
As we leave behind
(We have no choice)
Walls, mothers, womankind:
So it has always been and will be.

Good-bye, Mother,
Standing at the window
Transparent as a cocoon: soon
You will know how tired you are.
Let us sit here a bit.
Friends and foes, adieu,
Good-bye.
The whistle has blown: it is time
For you to run out of me and I
Out of you.

Motherland, good-bye now.
I shall not whimper nor make a scene,
But be a star, a willow:
Thank you, Life, for having been.

In the shooting gallery,
Where the top score is ten,
I tried to reach a century:
Thank you for letting me make the mistake,
But a triple thank-you that into

My transparent shoulders
Genius drove
Like a red male fist that enters
A rubber glove.

Voznesensky may one day be graven
In cold stone but, meanwhile, may
I find haven
On your warm cheek as Andrei.

In the woods the leaves were already falling
When you ran into me, asked me something.
Your dog was with you: you tugged at his leash and called him,
He tugged the other way:
Thank you for that day.
I came alive: thank you for that September,
For explaining me to myself. The housekeeper, I remember,
Woke us at eight, and on weekends her phonograph sang
Some old underworld song
In a hoarse bass:
I give thanks for the time, the place.

But you are leaving, going,
As the train is going, leaving,
Going in another direction: we are ceasing to belong
to each other or this house. What is wrong?

Near to me, I say:
Yet Siberias away!

I know we shall live again as
Friends or girlfriends or blades of grass,
Instead of us this one or that one will come:
Nature abhors a vacuum.

The leaves are swept away without trace
But millions more will grow in their place:
Thank you, Nature, for the laws you gave me.

But a woman runs down the track
like a red autumn leaf at the train’s back.

Save me!

Translated by W. H. Auden

Андрей Вознесенский
Осень в Сигулде

Свисаю с вагонной площадки,
прощайте,

прощай, моё лето,
пора мне,
на даче стучат топорами,
мой дом забивают дощатый,
прощайте,

леса мои сбросили кроны,
пусты они и грустны,
как ящик с аккордеона,
а музыку — унесли,

мы — люди,
мы тоже порожни,
уходим мы,
так уж положено,
из стен,
матерей
и из женщин,
и этот порядок извечен,

прощай, моя мама,
у окон
ты станешь прозрачно, как кокон,
наверно, умаялась за день,
присядем,

друзья и враги, бывайте,
гуд бай,
из меня сейчас
со свистом вы выбегаете
и я ухожу из вас,

о родина, попрощаемся,
буду звезда, ветла,
не плачу, не попрошайка,
спасибо, жизнь, что была,

на стрельбищах
в 10 баллов
я пробовал выбить 100,
спасибо, что ошибался,
но трижды спасибо, что

в прозрачные мои лопатки
вошла гениальность, как
в резиновую перчатку
красный мужской кулак,

"Андрей Вознесенский" — будет,
побыть бы не словом, не бульдиком,
ещё на щеке твоей душной —
"Андрюшкой",

спасибо, что в рощах осенних
ты встретилась, что-то спросила
и пса волокла за ошейник,
а он упирался,
спасибо,

я ожил, спасибо за осень,
что ты меня мне объяснила,
хозяйка будила нас в восемь,
а в праздники сипло басила
пластинка блатного пошиба,
спасибо,

но вот ты уходишь, уходишь,
как поезд отходит, уходишь...
из пор моих полых уходишь,
мы врозь друг из друга уходим,
чем нам этот дом неугоден?

Ты рядом и где-то далёко,
почти что у Владивостока,

я знаю, что мы повторимся
в друзьях и подругах, в травинках,
нас этот заменит и тот —
"природа боится пустот",

спасибо за сдутые кроны,
на смену придут миллионы,
за ваши законы - спасибо,

на женщина мчится по склонам,
как огненный лист за вагоном...

Спасите!

Перевод стихотворения Андрея Вознесенского «Осень в Сигулде» на английский.