Yuri Levitansky
I love so much these days...

I love so much these days when the whole conception is clear, and the theme has been found,
And then faster and faster — obeying the key, you remember —
As when they play the last bars of the „Farewell symphony” by Hayden —
Having finished his part each musician blows out his candle.
And he goes. Now the forest is growing more roomy and empty.
And the score of the foliage is being scorched line by line,
And the orchestra candles are going out one by one — the musicians are leaving —
All the candles will be soon blown out one by one —
In the quiet woods birches and mountain-ashes are burning out,
And as thin autumn aspens drop their last leaves
The woods grow more transparent displaying the depths so profound,
That the most sacred secret of nature is suddenly revealed.
So the forest is growing more roomy and hollow — the musicians are leaving —
The last violin will soon grow silent in the last player’s hand,
And the last flute will die down in silence — the musicians are leaving —
Soon in our orchestra one will blow out the very last candle…
I love so much these days in their cloudless, turquoise blue frame,
When all is so clear in nature, so transparent and quiet around,
When one can meditate there in quiet — on life and on death, and on fame,
And so many other things one can reflect — so many other.

Translated by M. Efremova

Юрий Левитанский
Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен...

Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен
                                                             и тема угадана,
а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,
как в «Прощальной симфонии», ближе к финалу, —
                                             ты помнишь, у Гайдна —
музыкант, доиграв свою партию, гасит свечу
и уходит, — в лесу все просторней теперь —
                                                   музыканты уходят —
партитура листвы обгорает строка за строкой —
гаснут свечи в оркестре одна за другой —
                                                   музыканты уходят —
скоро-скоро все свечи в оркестре погаснут
                                                         одна за другой —
тихо гаснут березы в осеннем лесу, догорают рябины,
и, по мере того как с осенних осин облетает листва,
все прозрачней становится лес,
                                                 обнажая такие глубины,
что становится явной вся тайная суть естества —
все просторней, все глуше в осеннем лесу —
                                                   музыканты уходят —
скоро скрипка последняя смолкнет в руке скрипача —
и последняя флейта замрет в тишине —
                                                   музыканты уходят —
скоро-скоро последняя в нашем оркестре
                                                            погаснет свеча...
Я люблю эти дни, в их безоблачной,
                                                 в их бирюзовой оправе,
когда все так понятно в природе,
                                                  так ясно и тихо кругом,
когда можно легко и спокойно подумать о жизни,
                                                             о смерти,
                                                                            о славе,
и о многом другом еще можно подумать,
                                                             о многом другом.

Перевод стихотворения Юрия Левитанского «Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен...» на английский.