Velimir Khlebnikov
I swam across the Sudak Gulf...

I swam across the Sudak Gulf,
I rode a wild horse.
I shouted:
        "Russia has perished, is no more,
        partitioned now like Poland!"
        And people stared in horror.
I said:
        "The heart of a modern Russian hangs like a bat."
And people repented.
I said:
        "Hlaha! Uthlofan, lauflings!
        Hlaha! Ufhlofan, lauflings!"
I said:
        "Down with the Hapsburgs! Bridle the Hohenzollerns!"
And I wrote with an eagle feather. Golden, silky, it swirled above the sturdy quill.
I walked by the shores of a beautiful lake,
in bast-bound shoes and a sky-blue shirt.
And I was beautiful too.
I had an old bronze bludgeon with a rugged round head.
I once had a double-reed panpipe and a sawed-off horn.
I had my picture taken with a skull in my hand.
I saw sea serpents at Petrovsk.
I went to the Urals with water from the Caspian,
and poured it into the Kara Sea.
I called the snows of high Kazbek eternal, but I prefer
the soft brocades of autumn in the Urals.
On the Greben Mountains I found the teeth of a manta ray
and silver scallop shells large as the wheel of Pharaoh's chariot.

Translated by Paul Schmidt

Велимир Хлебников
Я переплыл залив Судака...

Я переплыл залив Судака.
Я сел на дикого коня.
Я воскликнул:

России нет, не стало больше,
Ее раздел рассек, как Польшу.

И люди ужаснулись.
Я сказал, что сердце современного русского висит,
                                    как нетопырь.
И люди раскаялись.
Я сказал:

О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!

Я сказал: Долой Габсбургов! Узду Гогенцоллернам!
Я писал орлиным пером. Шелковое, золотое,
                           оно вилось вокруг крупного стержня.
Я ходил по берегу прекрасного озера,
в лаптях и голубой рубашке. Я был сам прекрасен.
Я имел старый медный кистень с круглыми шишками.
Я имел свирель из двух тростин и рожка отпиленного.
Я был снят с черепом в руке.
Я в Петровске видел морских змей.
Я на Урале перенес воду из Каспия в моря Карские.
Я сказал: Вечен снег высокого Казбека,
                     но мне милей свежая парча осеннего Урала.
На Гребенских горах я находил зубы ската и серебряные
      раковины вышиной в колесо фараоновой колесницы.

Перевод стихотворения Велимира Хлебникова «Я переплыл залив Судака...» на английский.
>