Sasha Chorny
Mad House

Family — a mess of acquaintances — whiners,
An insufferable carnival of fools.
From work, from friends, from rotten politics
The brain is endlessly assailed.
Take books — garbage and filth:
One cat scratches,
Another licks, breeds filth
And mews sensually...

Peter the Great, Peter the Great!
You are the guiltiest of all.
What drove you to the wild north
To commit such a sin?
Eight months of winter — instead of dates, cloudberries.
Cold, snot, rain, darkness — Your mad head pulls you from the window
To fall down upon the bridge...
I am indignant, indignant! My God, what’s next?!

Each day, from a spoonful of kerosene,
We drink the poison of dim trifles...
Under the lewdness of senseless speeches
Man grows dull as cattle...

There is a parliament, no? God knows,
I don’t know. The devil knows.
Here — I do know — there is sadness,
And the impotence of anger exists...
People moan, are deranged, run wild,
But don’t consider hateful days.

Where are we — dear one, dear blood?
Where are we — undying love?
Guchkovy, the Duma, slush, darkness, cloudberries...
My dear one! Doesn’t your mad head pull you
From the window to fall on the bridge?
Indeed, it does pull you, right?

Translated by Kevin Kinsella

Саша Чёрный
Желтый дом

Семья – ералаш, а знакомые – нытики,
Смешной карнавал мелюзги.
От службы, от дружбы, от прелой политики
Безмерно устали мозги.
Возьмешь ли книжку – муть и мразь:
Один кота хоронит,
Другой слюнит, разводит грязь
И сладострастно стонет...

Петр Великий, Петр Великий!
Ты один виновней всех:
Для чего на север дикий
Понесло тебя на грех?
Восемь месяцев зима, вместо фиников – морошка.
Холод, слизь, дожди и тьма – так и тянет из окошка
Брякнуть вниз о мостовую одичалой головой...
Негодую, негодую... Что же дальше, боже мой?!

Каждый день по ложке керосина
Пьем отраву тусклых мелочей...
Под разврат бессмысленных речей
Человек тупеет, как скотина...

Есть парламент, нет? Бог весть,
Я не знаю. Черти знают.
Вот тоска – я знаю – есть,
И бессилье гнева есть...
Люди ноют, разлагаются, дичают,
А постылых дней не счесть.

Где наше – близкое, милое, кровное?
Где наше – свое, бесконечно любовное?
Гучковы, Дума, слякоть, тьма, морошка...
Мой близкий! Вас не тянет из окошка
Об мостовую брякнуть шалой головой?
Ведь тянет, правда?

Перевод стихотворения Саши Чёрного «Желтый дом» на английский.