Olga Bergholz
But I keep remembering one of them...

But I keep remembering one of them,
that first spring of the blockade…

How many rusty beds and bunks
littered the streets those days!
They hunched down among the ruins
senselessly trying to screen them.
Their sombre, bony dance twirled
everywhere the ground was being dug for vegetables…
And for no particular reason they gathered
here and there on the embankment –
                                                          dark and bare,
as though Dystrophia, the enemy,
wanted a place to rest up nights.

You walk, you count – you do not count…
Their former owners cannot sleep on tem – they cannot!
The sovereign earth tends those beds
and covers them with an iron down…

How many times I tugged at your hearts
with my implacable inventory of losses.
I spoke out loud of the most terrible things,
which even in a whisper are not spoken of.
But Leningrad,
                        my father,
                                        home,
                                                  life’s path,
sending me ever into new terrains,
you say to me:
                        “Do not forget – that’s all!”
And as you see now:
                         I have not forgotten.
 

 

Translated by Daniel Weissbort

Ольга Берггольц
Но я все время помню про одну...

Но я все время помню про одну,
про первую блокадную весну.
. . . . . . . . . . . .
А сколько ржавых коек и кроватей
на улицах столпилось в эти дни!
Вокруг развалин горбились они,
бессмысленно пытаясь прикрывать их.
Костлявый их, угрюмый хоровод
кружил везде, где рыли огород...
И просто так толпились тут и там
на набережной —
                               черные, нагие,
как будто б отдыхала по ночам
на них сама врагиня Дистрофия.
Идешь, считаешь и — не сосчитать...
Не спать на них хозяевам, не спать!
Железным пухом ложе им стеля,
покоит их державная земля.
. . . . . . . . . . . .
Я столько раз сердца терзала ваши
неумолимым перечнем утрат.
Я говорила вслух о самом страшном,
о чем и шепотом не говорят.
Но Ленинград,
                         отец мой,
                                         дом и путь,
все в новые пространства посылая,
ты говоришь мне:
                            — Только не забудь! —
И вот — ты видишь:
                                 я не забываю.

Перевод стихотворения Ольги Берггольц «Но я все время помню про одну...» на английский.