Nikolay Zabolotsky
The will

When, at the years' decline, my life will run its course
And, having dimmed the light, I will again disperse
Into the unseen world of foggy transformations,
When millions of newborn generations
Will fill this world with glimmerings of wonder
And will complete the nature's full design,
My petty ashes may these waters line,
May I be sheltered in the forest yonder.

I shall not die my friend. In flowers' exhale,
I shall again my earthly self become.
The centuries old oak in stern and morbid calm,
Within its roots my living soul will veil.
Inside its spacious leaves be shelter for my mind,
My growing thought will through its branches flower,
And from the forest's dark above you hover,
So you akin my consciousness would find.

Above your head, my great-grandson, I'll pass,
Across the sky, a bird in slow flight,
I'll flash in summer storms with pale light,
With summer's rain I'll fall and glimmer in the grass.
Nothing more grand than being can there be.
The graveyard's silent gloom is dull and wasting.
I've lived my life in full, I saw no resting:
No place to rest on earth, it's full of life and me.

I wasn't born when, from the cradle's fold,
My eyes began to look into the world,
On this my earth my thinking first occurred,
When sense of living in a lifeless crystal stirred,
When drops of rain were for the first time streaming
Into it, in the light rays steaming.

Oh I have not in vain lived underneath the sun,
And it is sweet to be into the light extended,
So that, with me in hand, my far away descendant,
You finish that which I have left undone.

Translated by Dmitry Yampolsky

Николай Заболоцкий
Завещание

Когда на склоне лет иссякнет жизнь моя
И, погасив свечу, опять отправлюсь я
В необозримый мир туманных превращений,
Когда мильоны новых поколений
Наполнят этот мир сверканием чудес
И довершат строение природы,—
Пускай мой бедный прах покроют эти воды,
Пусть приютит меня зеленый этот лес.

Я не умру, мой друг. Дыханием цветов
Себя я в этом мире обнаружу.
Многовековый дуб мою живую душу
Корнями обовьет, печален и суров.
В его больших листах я дам приют уму,
Я с помощью ветвей свои взлелею мысли,
Чтоб над тобой они из тьмы лесов повисли
И ты причастен был к сознанью моему.

Над головой твоей, далекий правнук мой,
Я в небо пролечу, как медленная птица,
Я вспыхну над тобой, как бледная зарница,
Как летний дождь прольюсь, сверкая над травой.
Нет в мире ничего прекрасней бытия.
Безмолвный мрак могил — томление пустое.
Я жизнь мою прожил, я не видал покоя:
Покоя в мире нет. Повсюду жизнь и я.

Не я родился в мир, когда из колыбели
Глаза мои впервые в мир глядели,—
Я на земле моей впервые мыслить стал,
Когда почуял жизнь безжизненный кристалл,
Когда впервые капля дождевая
Упала на него, в лучах изнемогая.

О, я недаром в этом мире жил!
И сладко мне стремиться из потемок,
Чтоб, взяв меня в ладонь, ты, дальний мой потомок,
Доделал то, что я не довершил.

Перевод стихотворения Николая Заболоцкого «Завещание» на английский.