Mikhail Kuzmin
From Alexandrian Songs

Dying is sweet
On the battle-field
In the hissing of arrows and spears,
When the trumpet sounds
And the sun of noon
Is shining,
Dying for country's glory
And hearing around you:
"Hero, farewell!"
Dying is sweet
For an old, venerable man
In the house
On the bed
Where your forebears were born,—where they died,
Surrounded by children
Grown men,
And hearing around you:
"Father, farewell!"
But sweeter,
Wiser,
Having spent the last penny,
Having sold the last mill
For a woman
Who the next day is forgotten,
Having come
From a gay promenade
To the sold, dismantled mansion
To sup,
And to read the tale of Apuleius:
The hundred and first reading,—
In the warm, fragrant bath,
Hearing no farewell,
To open your veins;
And through the long skylight
Must come the scent of stock-gilliflower;
Dawn must be glowing,
And flutes be heard from afar.

Translated by Babette Deutsch and Avrahm Yarmolinsky

Михаил Кузмин
Сладко умереть на поле битвы...

Сладко умереть
на поле битвы
при свисте стрел и копий,
когда звучит труба
и солнце светит,
в полдень,
умирая для славы отчизны
и слыша вокруг:
«Прощай, герой!»
Сладко умереть
маститым старцем
в том же доме,
на той же кровати,
где родились и умерли деды,
окруженным детьми,
ставшими уже мужами,
и слыша вокруг:
«Прощай, отец!»
Но еще слаще,
еще мудрее,
истративши все именье,
продавши последнюю мельницу
для той,
которую завтра забыл бы,
вернувшись
после веселой прогулки
в уже проданный дом,
поужинать
и, прочитав рассказ Апулея
в сто первый раз,
в теплой душистой ванне,
не слыша никаких прощаний,
открыть себе жилы;
и чтоб в длинное окно у потолка
пахло левкоями,
светила заря,
и вдалеке были слышны флейты.

Перевод стихотворения Михаила Кузмина «Сладко умереть на поле битвы...» на английский.