Maximilian Voloshin
The State

1

From the totality
Of excesses, haste,
Machinery and greed
Arose the state.
The state stood for a fortress, sword,
Law and agreement. The state
Became the center
Of ill-managed, widespread evil:
A giant armored stomach,
In which the people function
As bacteria by helping the digestion. Here
Everything is built on use and profit,
On the survival of self-seekers,
On power.
Its moral code is healthy egoism.
The reason for existence is the digestive process.
The culture's standard is the cleanliness
Of toilets and storage of excretions.

2

The most ancient
Of the state's prerogatives
Is that of blood production.
The judge, who acts in the capacity of Cain,
Is faultless and untouchable.
A killer without license is not a felon
But a competitor:
He merits no mercy.
Small hand-made industries have no place
Within monopolized economy.

3

Of all the violence,
That man inflicts on others,
Murder is the mildest,
The cruelest is a child's upbringing.
The rulers can't
Kill their heirs, yet each one
Tries to somehow cripple their lives:
There is a willful seed in every child
That must be
Checked in time.
The reason for upbringing
Is self-defense of the adults
Against their children.
Thus, in the rear of a row of hangmen
Walks a well-trained Committee
Of comprachicos
Skilled in the production
Of disinfected
And castrated citizens.

4

State treasury is plunder, while property is theft,
But theft is, after all,
The only legal means of acquisition.
The state
Has the monopoly
Over the production
Of counterfeit money.
A head etched on a coin
And a country's coat of arms, appearing
On a bank note, like fingerprints
Identify the criminals.
Only the hands
Of robbers are quite deep
To hold on to the loot.
Thieves,
Thugs and hoodlums — only they
Merit the title
Of the progenitors
Of ruling dynasties
And the grantors of familial estates.

5

But in our days, when it's required
Universally, equally, secretly, and directly
To vote for the one that's worthy — 
There's one criterion
That's used in the election:
The candidate's ability
To defame another
And to prove
His own talent for deceit and crime.
And, for this reason, the head of parliament
Turns out to be the most shameless
And the most lawyerlike of all.
For politics is a dirty occupation — 
It calls for people
That are practical
And not squeamish about
Blood or trading in
Cadavers or buying up
Raw sewage...
But the electors still believe
That out of three hundred scumbags
A just and honest government
Can be built.

6

Amidst all truths there is one single truth
That's standard and universally accepted.
From someone's dirty linen
It's obtained
Under the state's strict supervision
To satisfy all uses,
Tastes and brains.
It's often served with coffee
On the freshly printed pages,
Or hurriedly gulped down in a streetcar,
And everyone who takes his morning dose
The whole day gives voice to his convictions,
Views and political opinions:
Loves to debate,
To shout in assemblies and to vote.
Of all the state's creations,
Like alcohol, like syphilis, like opium,
Patriotism, matches and tobacco, — 
Of all the drugs that have received its patent
The newspaper
Is the most lethal poison
That brings in most profits.

7

Within a normal state there are
Two classes that stand outside the law:
The criminals
And the rulers.
In times of revolutions
They switch places,
Which
Really makes no difference.
But each side,
Having seized power, begins to recognize
Its sphere of authority
And so abuses its right to plunder,
Violence, propaganda and execution.
In order to transform the bloody brew
Of civil wars, reprisals, lynchings
Into a distillate of fair trials
The revolutionary government is forced
To offset with terror
The debts of killers.
Thus, shaking up the classes,
The revolution
Consolidates the state:
With every
Spasm of mutiny, tried by the masses,
A metal collar of the state's garrote
Is tightening around a rebel's neck.
Obedience, espionage, black lists,
Informers, censors, terror — 
That's what the genius
Of revolution gains!

Translated by Alexander Shaumyan

Максимилиан Волошин
Государство

1

Из совокупности
Избытков, скоростей,
Машин и жадности
Возникло государство.
Гражданство было крепостью, мечом,
Законом и согласьем. Государство
Явилось средоточьем
Кустарного, рассеянного зла:
Огромным бронированным желудком,
В котором люди выполняют роль
Пищеварительных бактерий. Здесь
Все строится на выгоде и пользе,
На выживанье приспособленных,
На силе.
Его мораль — здоровый эгоизм.
Цель бытия — процесс пищеварения.
Мерило же культуры — чистота
Отхожих мест и емкость испражнений.

2

Древнейшая
Из государственных регалий
Есть производство крови.
Судья, как выполнитель Каиновых
функций,
Непогрешим и неприкосновенен.
Убийца без патента не преступник,
А конкурент:
Ему пощады нет.
Кустарный промысел недопустим
В пределах монопольного хозяйства.

3

Из всех насилий,
Творимых человеком над людьми,
Убийство — наименьшее,
Тягчайшее же — воспитанье.
Правители не могут
Убить своих наследников, но каждый
Стремится исковеркать их судьбу:
В ребенке с детства зреет узурпатор,
Который должен быть
Заране укрощен.
Смысл воспитанья —
Самозащита взрослых от детей.
Поэтому за рангом палачей
Идет ученый Комитет
Компрачикосов,
Искусных в производстве
Обеззараженных
Кастрированных граждан.

4

Фиск есть грабеж, а собственность есть
кража,
Затем, что кража есть
Единственная форма
Законного приобретенья.
Государство
Имеет монополию
На производство
Фальшивых денег.
Профиль на монете
И на кредитном знаке герб страны
Есть то же самое, что оттиск пальцев
На антропометрическом листке:
Расписка в преступленьи.
Только руки
Грабителей достаточно глубоки,
Чтоб удержать награбленное.
Воры,
Бандиты и разбойники — одни
Достойны быть
Родоначальниками
Правящих династий
И предками владетельных домов.

5

А в наши дни, когда необходимо
Всеобщим, равным, тайным и прямым
Избрать достойного —
Единственный критерий
Для выборов:
Искусство кандидата
Оклеветать противника
И доказать
Свою способность к лжи и преступленью.
Поэтому парламентским вождем
Является всегда наинаглейший
И наиадвокатнейший из всех.
Политика есть дело грязное —
Ей надо
Людей практических,
Не брезгающих кровью,
Торговлей трупами
И скупкой нечистот...
Но избиратели доселе верят
В возможность из трех сотен негодяев
Построить честное
Правительство стране.

6

Есть много истин, правда лишь одна:
Штампованная признанная правда.
Она готовится
Из грязного белья
Под бдительным надзором государства
На все потребности
И вкусы и мозги.
Ее обычно сервируют к кофе
Оттиснутой на свежие листы,
Ее глотают наскоро в трамваях,
И каждый сделавший укол с утра
На целый день имеет убежденья
И политические взгляды:
Может спорить,
Шуметь в собраньях и голосовать.
Из государственных мануфактур,
Как алкоголь, как сифилис, как опий,
Патриотизм, спички и табак, —
Из патентованных наркотиков
Газета
Есть самый сильнодействующий яд,
Дающий наибольшие доходы.

7

В нормальном государстве вне закона
Находятся два класса:
Уголовный
И правящий.
Во время революций
Они меняются местами,
В чем,
По существу, нет разницы.
Но каждый
Дорвавшийся до власти сознает
Себя державной осью государства
И злоупотребляет правом грабежа,
Насилий, пропаганды и расстрела.
Чтоб довести кровавый самогон
Гражданских войн, расправ и самосудов
До выгонки нормального суда,
Революционное правительство должно
Активом террора
Покрыть пассив убийц,
Так революция,
Перетряхая классы,
Усугубляет государственность:
При каждой
Мятежной спазме одичалых масс
Железное огорлие гаротты
Сжимает туже шейные хрящи.
Благонадежность, шпионаж, цензура,
Проскрипции, доносы и террор —
Вот достижения
И гений революций!

Перевод стихотворения Максимилиана Волошина «Государство» на английский.