Maximilian Voloshin
The Resurrection

Petrichor. Bell towers resound.
Heart is wounded joyfully — by whom?
Who has thrown the stone on the ground,
Who broke in the chamber of my tomb?

Mare's tails; sky deepening and lumining,
Pearls of daylight scattered... Am I worth?..
As a maiden on her first communion,
The cathedral stands in openwork.

I see you: along the silver riverbanks,
In the shining fields of morning dew,
Barren hamlets begging for deliverance,
Cobblestones every painter drew

Come in muslin and Chantilly laces,
Humble raiments heavenly devised
Novices enshrouding their faces —
Churches laid of stone, brides of Christ.

No bounds exist to their gathering,
No clutch or border — if they chose,
In a blink they'd stretch the startled feathering
And take off, as if a flight of doves.

Translated by Alexey Romanovsky

Максимилиан Волошин
Воскресенье

Сердце острой радостью ужалено.
Запах трав и колокольный гул.
Чьей рукой плита моя отвалена?
Кто запор гробницы отомкнул?

Небо в перьях — высится и яснится…
Жемчуг дня… Откуда мне сие?
И стоит собор — первопричастница
В кружевах и белой кисее.

По речным серебряным излучинам,
По коврам сияющих полей,
По селеньям, сжавшимся и скученным,
По старинным плитам площадей,

Вижу я, идут отроковицами,
В светлых ризах, в девственной фате,
В кружевах, с завешенными лицами,
Ряд церквей — невесты во Христе.

Этим камням, сложенным с усильями,
Нет оков и нет земных границ!
Вдруг взмахнут испуганными крыльями
И взовьются стаей голубиц.

Перевод стихотворения Максимилиана Волошина «Воскресенье» на английский.