Marina Tsvetaeva
My shell

Out of the leprosarium of falsity and malice
I have roused you and taken you

Into reveille! Out of the dead sleep of headstones —
Into my hands, here into these palms, both of them,

Shell-like — now grow, be calm:
Grow like a pearl in these palms!

O, neither sheikh nor shah may buy
The private joy and private awe

Of my shell!... None of the beauties’
Hauteur may touch your innermost places

None may appropriate you, like this
My shell-like innermost vault

Of my unassailable hands... Sleep!
Private joy of my longing,

Sleep! Clouding the oceans and shores
Into my shell I take you, as into a mouth:

Right to left and top to bottom —
My shell’s cradling home.

My soul will never give you up to the day!
Your every torment stifled, muffled,

Soothed... As by a clean palm
Cooling and caressing your latent thunder,

Cooling and growing... O, suppose! O, behold!
Like a pearl you will emerge from this abyss.

— You will emerge! — With the first word: be!
My tortured body will make way

Like a shell. — O, wide open, shutters!
For a mother each torture in its season,

In fairness... Provided you escape my captivity,
You’ll need to swallow an entire ocean in return!

Translated by Mary Jane White

Марина Цветаева
Раковина

Из лепрозария лжи и зла
Я тебя вызвала и взяла

В зори! Из мёртвого сна надгробий —
В руки, вот в эти ладони, в обе,

Раковинные — расти, будь тих:
Жемчугом станешь в ладонях сих!

О, не оплатят ни шейх, ни шах
Тайную радость и тайный страх

Раковины… Никаких красавиц
Спесь, сокровений твоих касаясь,

Так не присвоит тебя, как тот
Раковинный сокровенный свод

Рук неприсваивающих… Спи!
Тайная радость моей тоски,

Спи! Застилая моря и земли,
Раковиною тебя объемлю:

Справа и слева и лбом и дном —
Раковинный колыбельный дом.

Дням не уступит тебя душа!
Каждую муку туша, глуша,

Сглаживая… Как ладонью свежей
Скрытые громы студя и нежа,

Нежа и множа… О, чай! О, зрей!
Жемчугом выйдешь из бездны сей.

— Выйдешь! — По первому слову: будь!
Выстрадавшая раздастся грудь

Раковинная. — О, настежь створы! —
Матери каждая пытка в пору,

В меру… Лишь ты бы, расторгнув плен,
Целое море хлебнул взамен!

Перевод стихотворения Марины Цветаевой «Раковина» на английский.