Konstantin Sluchevsky
Yes, for the multitude of people it’s hard to avoid...

Yes, for the multitude of people it’s hard to avoid
The creative influence of celebrated ideas,
The influence of Rudins, Raskolnikovs, Chatskys,
Oblomovs!1 They weigh us down!.. Not like chains,
But only mentally, absolutely not heavy, brotherly...
The artist cuts a silhouette out of life;
He, strictly, is nothing, doesn’t exist in nature!
But a feeble man, without long reflection,
Takes on the ready results of others’ opinions,

And there’s no room for his own to germinate —
Like a spiderweb all paths are woven
Of simple, unbroken, healthy conclusions,
And over his mind — each day, the swarm
of creations of the powerful minds of others thickens...

___
1. The hero-protagonists of Russian nineteenth century classics: Turgenev’s novel Rudin, Dostoyevsky’s novel Crime and Punishment, Griboyedov's play Woe from Wit, and Goncharov’s novel Oblomov, respectively.

Translated by Albert C. Todd

Константин Случевский
Да, трудно избежать для множества людей

Да, трудно избежать для множества людей
Влиянья творчеством отмеченных идей,
Влиянья Рудиных, Раскольниковых, Чацких,
Обломовых! Гнетут!.. Не тот же ль гнет цепей,
Но только умственных, совсем не тяжких, братских...
Художник выкроил из жизни силуэт;
Он, собственно, ничто, его в природе нет!
Но слабый человек, без долгих размышлений,
Берет готовыми итоги чуждых мнений,
А мнениям своим нет места прорасти, —
Как паутиною все затканы пути
Простых, не ломаных, здоровых заключений,
И над умом его — что день, то гуще тьма
Созданий мощного, не своего ума...

Перевод стихотворения Константина Случевского «Да, трудно избежать для множества людей» на английский.