Konstantin Batyushkov
Fatigued and worn, life in my frozen chest is fading...

Fatigued and worn, life in my frozen chest is fading
And that’s the end of strife, the end of everything!
Kyprid and Eros, torments to my heart you bring!
Just listen to my dismal voice before its ending.

I’m fading, and I’m bearing the pain:
I’m half alive but I am burning,
I’m fading, but I’m in love again,
I’m dying, without hope, but yearning!

Likewise, the alter flame enfolds the prey
And, turning pale, all of a sudden flashes,
As if reviving on the final day
It withers fading on the ashes.

Translated by Alec Vagapov

Константин Батюшков
Изнемогает жизнь в груди моей остылой...

Изнемогает жизнь в груди моей остылой;
Конец борению; увы! всему конец.
Киприда и Эрот, мучители сердец!
Услышьте голос мой последний и унылый.
Я вяну и ещё мучения терплю:
‎        Полмертвый, но сгараю.
Я вяну, но ещё так пламенно люблю
‎    И без надежды умираю!
‎    Так, жертву обхватив кругом,
На алтаре огонь бледнеет, умирает
    ‎И, вспыхнув ярче пред концом,
‎        На пепле погасает.

Перевод стихотворения Константина Батюшкова «Изнемогает жизнь в груди моей остылой...» на английский.