Innokenty Annensky
Rain

Now at last the blue-gray cover is
Ripped open-it certainly cannot
Always hang idly, and with a clang a
Cold net has lashed the asphalt city...

Lashed and begun to swing...
Itself silvery bright, it has
Spilled on the brocades around like
Holy oil in a sacrilegist’s hand.

And in a moment what was in love with
The azure, full of shy silences —
All is thumping with dark foam and
Is insolently knocking at the window.

It buries itself in a sandy pit,
Runs and storms among the downpipes;
Now it gushes with piteous tears,
Now it shines as a double rainbow.

. . . . .

Oh, no! Without your transformations,
Congeal into something single!
Do you not wish to wrap May
Coquettishly in an autumn reverie?

Or perhaps to turn into Me, one of
The obstinate cripples, and to
Convince everyone that even the First
Age of Ovid has not been completed?

Out of the heart, nothing we have, they
Say, goes behind the Imatra of the
Years, and the poet if he wishes can
Find happiness even in wet asphalt.

Translated by R. H. Morrison

Иннокентий Анненский
Дождик

Вот сизый чехол и распорот, —
Не все ж ему праздно висеть,
И с лязгом асфальтовый город
Хлестнула холодная сеть…

Хлестнула и стала мотаться…
Сама серебристо-светла,
Как масло в руке святотатца,
Глазеты вокруг залила.

И в миг, что́ с лазурью любилось,
Стыдливых молчаний полно,—
Всё темною пеной забилось
И нагло стучится в окно.

В песочной зароется яме,
По трубам бежит и бурлит,
То жалкими брызнет слезами,
То радугой парной горит.

. . . . .

О нет! Без твоих превращений,
В одно что-нибудь застывай!
Не хочешь ли дремой осенней
Окутать кокетливо май?

Иль сделать Мною, быть может,
Одним из упрямых калек,
И всех уверять, что не дожит
И первый Овидиев век:

Из сердца за Иматру лет
Ничто, мол, у нас не уходит —
И в мокром асфальте поэт
Захочет, так счастье находит.

Перевод стихотворения Иннокентия Анненского «Дождик» на английский.
>