Innokenty Annensky
My life’s burden’s for me light and shone...

Le silence est l’ame des choses.
Rollinat

My life’s burden’s for me light and shone,
I won’t you to be baffled or wound;
And not God, who had thought on a stone —
I do pity the stone he’s found.

I do pity the violet, faded —
Just in vain — just forgot among pages,
And the mist, by which glass has been laden,
Then — dissolved by hot tears for ages.

Not the mad woman’s pain, but the willow
Is awaking my heart’s even sadness,
‘Cause, while lulling this pain on leaves’ pillows,
It was tired and cut by winds merciless.

Translated by Yevgeny Bonver

Иннокентий Анненский
Ноша жизни светла и легка мне...

Le silence est l'âme des choses.
Rollinat*

Ноша жизни светла и легка мне,
И тебя я смущаю невольно;
Не за бога в раздумье на камне,
Мне за камень, им найденный, больно.

Я жалею, что даром поблёкла
Позабытая в книге фиалка,
Мне тумана, покрывшего стёкла
И слезами разнятого, жалко.

И не горе безумной, а ива
Пробуждает на сердце унылость,
Потому что она, терпеливо
Это горе качая… сломилась.

____
* Безмолвие — душа вещей. Роллина (фр.).

Перевод стихотворения Иннокентия Анненского «Ноша жизни светла и легка мне...» на английский.
>