Innokenty Annensky
Interrupted Lines

This cannot be,
        This is a forgery...
The day was so drawn out and lived to its end,
        Or not lived through but exhausted?..
        This cannot be...
From that very time there has been
Some kind of lump in my throat...
        Nonsense...
This cannot be,
        This is a forgery...
Well, then, I saw her off on the train,
        And returned and am solo, yes!
Her annulated belt was here,
        Her brooch — a star — was lying,
The eternally open handbag
Without a clasp,
And, so infinitely soft,
The little red pillow with lace...
.  .  .  .  .
        The waiting room...
I said something tender.
        We began saying goodbye
Near the clock, by the wall...
        Our lips did not dare to open,
                Stuck together...
We were both absent-minded,
Both so cold,
        We...
Her fingers were in a black mitten.
        Also cold...
“Well, goodbye till the winter,
Only not this one, and not the next,
And not the one after the next...
        You see, dear,
        I am not free...”
— “I know you are in the torture chamber.
        Afterwards
She wept quietly by the wall,
And became paper-white...
        If this wicked game could be ended...
        What else might there be?
My lips wanted to love ardently,
        But in the wind
        They only smiled miserably...
        Something in them was frozen,
        Even dead...
Lord, I hadn’t known
        How plain she was...
But thank God, they were being allowed into their seats..
        Drying her face with a wet kerchief,
        She gave me back this ring...
Once more the cold faces merged,
        As in unconsciousness,
                And
The train still stood there —
        I ran away...
...But this cannot be.
        This is a forgery...
A day or a year is already lived through,
Or not living so long, is exhausted...
        This cannot be...

Translated by R. H. Morrison

Иннокентий Анненский
Прерывистые строки

Этого быть не может,
        Это — подлог…
День так тянулся и дожит,
        Иль, не дожив, изнемог?..
        Этого быть не может…
С самых тех пор
В горле какой-то комок…
                Вздор…
Этого быть не может…
        Это — подлог…
Ну-с, проводил на поезд,
        Вернулся, и solo, да!
Здесь был ее кольчатый пояс,
        Брошка лежала — звезда,
Вечно открытая сумочка
        Без замка,
И, так бесконечно мягка,
В прошивках красная думочка…
. . . . . . . . . . . . .
        Зал…
Я нежное что-то сказал
        Стали прощаться,
Возле часов у стенки…
Губы не смели разжаться,
        Склеены…
Оба мы были рассеянны,
Оба такие холодные,
        Мы…
Пальцы ее в черной митенке
        Тоже холодные…
«Ну, прощай до зимы,
Только не той, и не другой
И не еще — после другой:
        Я ж, дорогой,
        Ведь не свободная…»
«Знаю, что ты — в застенке…»
        После она
Плакала тихо у стенки
И стала бумажно-бледна…
Кончить бы злую игру…
        Что ж бы еще?
Губы хотели любить горячо
        А на ветру
Лишь улыбались тоскливо…
Что-то в них было застыло,
        Даже мертво…
Господи, я и не знал, до чего
        Она некрасива…
Ну, слава Богу, пускают садиться…
Мокрым платком осушая лицо,
Мне отдала она это кольцо…
Слиплись еще раз холодные лица,
        Как в забытьи,—
                И
        Поезд еще стоял —
        Я убежал…
        Но этого быть не может,
                Это — подлог…
День или год и уж дожит,
Иль, не дожив, изнемог…
                Этого быть не может…

Перевод стихотворения Иннокентия Анненского «Прерывистые строки» на английский.
>