Eduard Bagritsky
Deribasovskaya at Night (Spring)

Across the dirty sky, words etched with rays
of greenish light: “Chocolate and Cocoa.”
And cars, like cats with trampled tails,
wail frantically: “Meow! Meow!”

Black trees, like scraggly brooms,
have swept the rouged stars from the sky,
and red-haired, loud-mouthed trams
creep over cobble-skulls — done for the night.

Dolphins of granite, looking like fat pugs,
drink from a grimy fountain’s spout,
while Pushkin’s statue reaches for a smoke
and asks a lantern: “Have you got a light?”

Decadent clouds go floating overhead,
and women’s lips all smell like cheap cigars.
The crescent moon — an orange sausage link —
dangles above the roadway’s parted hair.

A seven-story house, arms full of signs,
smokes coal like dandies smoke cigars,
and a red-nosed lantern in a schoolboy’s cap
winks at a sign — he’s doing great so far!

Atop the lakes of oily asphalt, ruddy stars
worship the night in a black mass…
O pimps, rejoice, raise chimneys from the rooftops —
Rue Déribas has found its poetess!

Translated by Boris Dralyuk
(Boris Dralyuk. Essays, Translations, and Other Writings)

Эдуард Багрицкий
Дерибасовская ночью (Весна)

На грязном небе выбиты лучами
Зеленые буквы: «Шоколад и какао»,
И автомобили, как коты с придавленными хвостами,
Неистово визжат: «Ах, мяу! мяу!»

Черные деревья растрепанными метлами
Вымели с неба нарумяненные звезды,
И краснорыжие трамваи, погромыхивая мордами,
По черепам булыжников ползут на роздых.

Гранитные дельфины — разжиревшие мопсы —
У грязного фонтана захотели пить,
И памятник Пушкина1, всунувши в рот папиросу,
Просит у фонаря: «Позвольте закурить!»

Дегенеративные тучи проносятся низко,
От женских губ несет копеечными сигарами,
И месяц повис, как оранжевая сосиска,
Над мостовой, расчесавшей пробор тротуарами.

Семиэтажный дом с вывесками в охапке,
Курит уголь, как денди сигару,
И красноносый фонарь в гимназической шапке
Подмигивает вывеске — он сегодня в ударе.

На черных озерах маслянистого асфальта
Рыжие звезды служат ночи мессу…
Радуйтесь, сутенеры, трубы дома подымайте —
И у Дерибасовской есть поэтесса!

Перевод стихотворения Эдуарда Багрицкого «Дерибасовская ночью (Весна)» на английский.