Boris Pasternak
Roosters

Nightlong the water labored breathlessly.
Till morning came, the rain burned linseed oil.
Now vapor from beneath the lilac lid
Pours forth: earth steams like shchee that's near the boil.

And when the grass, shaking itself, leaps up.
Oh, who will tell the dew how scared I am —
The moment the first cock begins to yawp.
And then one more, and then — the lot of them?

They name the years as these roll by in turn,
And on each darkness, as it goes, they call.
Foretelling thus the change that is to come
To rain, to earth, to love — to each and all.

Translated by Babette Deutsch

Борис Пастернак
Петухи

Всю ночь вода трудилась без отдышки.
Дождь до утра льняное масло жег.
И валит пар из-под лиловой крышки,
Земля дымится, словно щей горшок.

Когда ж трава, отряхиваясь, вскочит,
Кто мой испуг изобразит росе
В тот час, как загорланит первый кочет,
За ним другой, еще за этим все?

Перебирая годы поименно,
Поочередно окликая тьму,
Они пророчить станут перемену
Дождю, земле, любви - всему, всему.

Перевод стихотворения Бориса Пастернака «Петухи» на английский.