Boris Pasternak
Indian Summer

Leaves of currant feel woven and prickly.
Hearty laughs through the household cascade:
There is peppering, shredding and pickling,
Adding cloves to enhance marinade.

And the forest, an old mocker, hassles
Tossing all of that noise up the hill
Where the sun-singed and withering hazels
Make one think of a large campfire spill.

Here the road winds its way through a canyon
Strewn with old wasted snags — that’s a shame.
Shame that autumn, the miserly ragman,
Sweeps all things down that hollow in vain.

It’s a shame the creation is simpler
Than some shrewd men have stubbornly said,
That the birch grove breaks down with a whimper,
And that everything comes to an end.

Cut the blinking — you do know at bottom:
What’s in front has been burnt out en masse,
And the white hazy smog of this autumn
Pulls its cobweb to set on the glass.

There’s a pass through the fence in the center
That could beckon away, but so far
Laughs are heard from the household and chatter;
Likewise, chatter and laughs from afar.

Translated by Yuri Menis

Борис Пастернак
Бабье лето

Лист смородины груб и матерчат.
В доме хохот и стёкла звенят,
В нём шинкуют, и квасят, и перчат,
И гвоздики кладут в маринад.

Лес забрасывает, как насмешник,
Этот шум на обрывистый склон,
Где сгоревший на солнце орешник
Словно жаром костра опалён.

Здесь дорога спускается в балку,
Здесь и высохших старых коряг,
И лоскутницы осени жалко,
Всё сметающей в этот овраг.

И того, что вселенная проще,
Чем иной полагает хитрец,
Что как в воду опущена роща,
Что приходит всему свой конец.

Что глазами бессмысленно хлопать,
Когда всё пред тобой сожжено
И осенняя белая копоть
Паутиною тянет в окно.

Ход из сада в заборе проломан
И теряется в березняке.
В доме смех и хозяйственный гомон,
Тот же гомон и смех вдалеке.

Стихотворение Бориса Пастернака «Бабье лето» на английском.
(Boris Pasternak in english).