Bella Akhmadulina
In the Emptied Rest Home

To fall, like an apple, no mind,
no memory! To lie
on the soft ground, blank as an apple,
to not feel this body.

An apple: muscles of moisture,
veins of color, all sorts of changes
crowding each other out.
The apple doesn’t care.

Hopeless to care here,
it’s war, whole gangs of orphans
run wild with real guns and knives,
and the water’s rising.

And it’s boring. I’m tired of looking at it
both ways, doctor and patient.
The same crackling heart, the same
tickling run of the molecules.

I'm ready to turn away,
but I don’t turn away: I half stay,
the way you half listen to someone
whistling in the next apartment.

Solitude, distance. The snow keeps on rising
up on the roof. I’m too much alone,
it’s as if there were two of us here,
the air in my lungs, the beat in my blood.

But my eyes can still see, my voice
squeaks, my pulse beats like a moth
in my closed hand: oh, thank God, my body,
little child, little mouse! Thank God

there’s something alive in this house!
In the dead of winter, alone,
go on with your simple life, the life
of the black woods, the vegetable gardens, the sun.

Translated by Jean Valentine

Белла Ахмадулина
В опустевшем доме отдыха

Впасть в обморок беспамятства, как плод,
уснувший тихо средь ветвей и грядок,
не сознавать свою живую плоть,
ее чужой и грубый беспорядок.

Вот яблоко, возникшее вчера.
В нем - мышцы влаги, красота пигмента,
то тех, то этих действий толчея.
Но яблоку так безразлично это.

А тут, словно с оравою детей,
не совладаешь со своим же телом,
не предусмотришь всех его затей,
не расплетешь его переплетений.

И так надоедает под конец
в себя смотреть, как в пациента лекарь,
все время слышать треск своих сердец
и различать щекотный бег молекул.

И отвернуться хочется уже,
вот отвернусь, но любопытно глазу.
Так музыка на верхнем этаже
мешает и заманивает сразу.

В глуши, в уединении моем,
под снегом, вырастающим на кровле,
живу одна и будто бы вдвоем —
со вздохом в легких, с удареньем крови.

То улыбнусь, то пискнет голос мой,
то бьется пульс, как бабочка в ладони.
Ну, слава богу, думаю, живой
остался кто-то в опустевшем доме.

И вот тогда тебя благодарю,
мой организм, живой зверек природы,
верши, верши простую жизнь свою,
как солнышко, как лес, как огороды.

И впредь играй, не ведай немоты!
В глубоком одиночестве, зимою,
я всласть повеселюсь средь пустоты,
тесно и шумно населенной мною.

Перевод стихотворения Беллы Ахмадулиной «В опустевшем доме отдыха» на английский.
>